Книга «В одном строю». Глава 36. Луцишин Василий Григорьевич

Старший прапорщик

Автор очерка Н. Безгин

Родился 06 сентября 1932 года в селе Сусловцы Литичевского района Хмельницкой области, село раскинулось на берегу украинской реки Буг. До одиннадцати лет жил в крестьянской семье своего отца вместе со старшим братом и тремя сёстрами. Жили не богато, но и не очень бедно. Труд общими силами семьи позволял хотя бы не бедствовать. Всё бы нормально, но вот грянула война. Семья, как и многие миллионы других семей, была в одночасье разрушена: погиб отец, умерла мать, а детей разбросало в разные стороны. Вася в возрасте 9 лет с малолетней сестрёнкой на руках должен был выживать в условиях гитлеровской оккупации.

Как он сам рассказывает, пришлось перетерпеть всё: и голод и холод. Еду просил у соседей, но не все и не всегда могли и хотели помочь сиротам, приходилось и воровать. Однажды в сенях дома, куда он зашёл попросить хлеба, увидел бидон с мёдом. Недолго думая, зацепил рукой, сколько мог, мёда и «тикать». Немцы, а это они привезли мёд, нашли его быстро. Подвёл отпечаток руки в засахарившемся мёде. Разбираться долго не стали, и отправили одного пожилого немца расстрелять пацана за воровство. Но, то ли немец попался неуклюжий, то ли сам он не захотел брать лишний грех на душу, только на краю кукурузного поля пацан дал такого «стрекача», что и сам от себя не ожидал. немец пострелял из автомата, и на этом всё закончилось.

В 1944 году наши войска с боями выбили немцев. Выбили и пошли дальше, а на разорённой земле остались брат и сестра, которым некуда было приклонить голову. Но даже в те грозные годы, когда, казалось, никому не было дела до этих беспризорных сирот, правительство озаботилось их судьбой. Как рассказывал сам Василий Григорьевич, по личному указанию И. В. Сталина проходивший фронт оставил в районе небольшую команду выздоравливавших солдат во главе с таким же майором, которая собирала таких же, как он, подранков войны и определяла их в детские дома. Там их отмыли, накормили, поселили в чудом сохранившемся здании, где они и пробыли до лета 1944 года. Брата и сестёр нашёл уже много позже, после войны.

В 1944 году их с сестрой разлучили, отправив в разные детские дома. Сам он из детдома сбежал. Беспризорничал. Когда исполнилось 14 лет, вольница кончилась и началась трудовая жизнь. Трудиться начал на шахте Давидовка 11-го шахтоуправления треста Кадиевуголь. Уже с первых дней шустрый и трудолюбивый парнишка показал себя с самой лучшей стороны. Работал забойщиком, машинистом электровоза, активно участвовал в общественной жизни шахты, спортивных соревнованиях. пригодились и организаторские навыки, полученные в беспризорные годы.

Труд его и общественная активность отмечались уже тогда почётными грамотами администрации шахтоуправления и комитета комсомола.

В конце 1954 года Василий Григорьевич был призван в ряды советской армии и попал служить в военно-строительные части в городе Томске. Уже в марте 1955 года рядового Луцишина В. Г. «За добросовестное выполнение своего воинского долга перед родиной и высокие производственные показатели» начальник Управления строительства гвардии полковник Примин награждает грамотой.

В 1956 году для ускорения строительства Верхнетагильской ГРЭС из Томского Управления строительства была откомандирована войсковая часть 01039, в составе которой прибыл на Урал и сержант Луцишин Василий Григорьевич (в качестве секретаря комсомольской организации полка). В ходе службы в Верхнем Тагиле решил остаться на сверхсрочную службу, и был назначен на должность старшины роты, прослужив в этой должности ровно 30 лет. Там он показал свою сметливость в хозяйственной работе, заботу о подчинённых. Неслучайно, прибывшие на пуск в эксплуатацию ГРЭС члены правительства Маленков и Комаровский отметили его как лучшего старшину роты.

После окончания строительства ВТГРЭС его перевели старшиной рота сначала в 706 ВСО войсковой части 8021, а затем в войсковую часть 20169. Вскоре командование войсковой части заметило умного, исполнительного, трудолюбивого старшину роты. Его уважали, как старшину роты, командир части полковник Зайчиков Я. К., начальник штаба полковник Бевз З. А., заместитель командира полка по политчасти подполковник Динович З.

Менялись части, менялись командиры частей, но неизменным оставалось отношение командного состава к старшине роты Луцишину В. Г. – трудолюбивому, дисциплинированному и верному своему воинскому долгу. Его благодарили за отличную службу командиры частей: майор Кунченко, подполковник Николичев, полковник Зайчиков Я. К., полковник Панков М, полковник Жарко И. А., полковник Годов Г., подполковник Бровин А. Г., полковник Гордиевич А. И., полковник Колдин В. С., подполковник Кириленко П. Т., подполковник Тамбовцев В. В.; начальники управлений военно-строительных частей: гвардии полковник Примин, полковник Малый, полковник Комрачков, полковник Шевченко В., полковник Дорофеев А. И.; командир центрального управления военно-строительных частей генерал-майор Камышан И., начальники Управлений строительства Гороховский Л. И., Опарин В. Д. и Боков П. И.

В рядах военно-строительных частей Министерства среднего машиностроения Василий Григорьевич прослужил 33 года, при этом не имел ни одного дисциплинарного взыскания. Уволился в запас Василий Григорьевич в возрасте 51 года в 1987 году.

5 мая 1957 года в/ч 8021-в. Личный состав, участники строительства Верхне-Тагильской ГРЭС. В центре – командир роты капитан Гвоздецкий В. И., справа в центре – старшина Луцишин В. Г.

За свою службу он был награждён четырнадцатью правительственными наградами, в том числе медалью «За отличие в воинской службе» первой и второй степени. Более двухсот почётных грамот и благодарственных писем за безупречную службу оставил он в память о себе своим детям. Главным его отличием в службе была отеческая забота о солдате, сочетавшаяся с высокой требовательностью. он уважал солдата и видел в нём, прежде всего, человека со всеми присущими ему сильными и слабыми сторонами. Пройдя сам тяжёлую школу жизни, он всеми силами помогал каждому солдату развернуть свои способности, помочь ему стать солдатом.

И до всего ему было дело: чтобы солдат вовремя и полностью получил завтрак, обед и ужин, чтобы он вовремя был помыт, выбрит, чтобы был опрятно и чисто одет, чтобы у солдата всегда было крепкое обмундирование и обувь. Он всегда следил за тем, чтобы у каждого был чистый подворотничок и чистая обувь. Скажете – блажь? Нет! От всего этого зависело здоровье и благополучие солдата. Своим опытным взглядом он замечал настроение каждого солдата, готов был всегда поддержать словом, советом, практически действием. Не раз бывало, что старшина роты шёл к вышестоящему начальнику ходатайствовать об отпуске солдату, чья семья нуждалась в помощи. ни один солдат не остался без поощрения старшины роты.

Он, в принципе, не допускал каких либо притеснений к молодым со стороны старослужащих. Все хозяйственные работы делились поровну на всех. Старослужащим чаще доставалось за промахи в службе, так как они были более опытными.

Солдат в роте старшины Луцишина В. Г. проходил хорошую школу самообслуживания и жизни в коллективе. Старшина умел раскрывать способности каждого солдата. У него каждый имел какое-то общественное поручение. В роте всегда работали на общественных началах свои сапожники, парикмахеры, плотники, кровельщики, отделочники, художники, ремонтники теле- и радиоаппаратуры, даже часовых дел мастера! Старшина всячески поощрял умелых и старательных. Доставалось от него нерадивым. Но никогда, ни при каких обстоятельствах он не принижал достоинства солдата, давая ему шанс на исправление. Просто так, за «красивые глазки», никто не получал поощрения. И, самое главное, делалось это не для старшины, а для удобства и благополучия солдата!

Личный состав на заботу старшины отвечал ему уважением и любовью. Уже с первых лет работы непререкаемый авторитет раз и навсегда закрепился за молодым старшиной роты. Не случайно, почти с первых лет службы в качестве старшины роты, солдатская масса за глаза называла его «дядей Васей». Авторитетом он пользовался не только среди солдат. Многие, особенно молодые, офицеры сами были рады перенять его опыт руководства солдатским коллективом. Своим опытом он охотно делился. Тем более, в общении с сослуживцами он всегда был открыт и всегда был готов прийти на помощь.

Роту, где старшиной был Луцишин В. Г., всегда отличал образцовый внутренний порядок. Чистота и уют царили в любом помещении казармы. на окнах всегда зеленели цветы. Простенькими, но цветущими до самых морозов цветами засажены газоны перед казармой. Своей постоянной заботой он буквально насаждал у солдат любовь к своему подразделению. Не случайно, при любом переводе солдат в другую роту, они воспринимали это как трагедию. Умел он поговорить с солдатом по душам. Умел расположить к себе. Сам постоянно занимался самообразованием. Ежедневно перечитывал все газеты, приходящие в роту. Был постоянно в курсе всех событий в стране и за рубежом, и имел своё мнение об этих событиях.

В работе всегда что-то изобретал новенькое. К примеру, собрав всех командиров отделений, он назначал самого авторитетного из них старшим. В отсутствие офицеров и прапорщиков роты, старший мог руководить личным составом на правах офицера. Об этом доводилось до каждого солдата. Ослушаться старшего был больший грех, чем ослушаться офицера. Примерно через месяц, оставляя подразделение, командир и старшина были уверены, что без них порядок будет соблюдаться неукоснительно. Нигде в Уставах такой приём не прописывался.

Искоренил он в роте мелкое воровство. Пройдя школу беспризорника, он очень чутко чувствовал психологию каждого солдата. Поэтому, когда случалось мелкое хищение (часов, электробритвы, других вещей), как правило, он уже знал (или ему подсказывали солдаты), у кого похищенное. Но он никогда сразу не показывал на воришку, а давал ему шанс осознать и покаяться. Делалось это так. В казарме выключался свет и давался совет старшины роты «терять» похищенное. Виновный, если он достаточно умный и недостаточно наглый, незаметно «терял» похищенное. Минуты через 3-4 свет включали, похищенная вещь находилась, и инцидент исчерпывался. Но виновный никогда не оставался безнаказанным. Наказанием служила для него беседа со старшиной роты с глазу на глаз. Что он ему говорил, и как говорил – это их тайна, но в роте больше ничего не пропадало.

Однажды из кладовой роты были украдены пять пар солдатских сапог, предназначенных для выдачи солдатам. Накануне в роту пришли переданные из частей Министерства обороны солдаты. Конечно, такую крупную вещь сразу найти не удалось. Поэтому поиски стали вести, методически «обследуя» все отдалённые уголки города. искали на пустырях в районе промплощадок 6 и 7, на дороге в сторону Билимбаевских садов, в районе городской свалки и даже километрах в восьми по лесной дороге в сторону посёлка Воробьи. Но! Сапоги были найдены в шкафчике для уборочного инвентаря, а вновь прибывшие стали вести себя тише воды, ниже травы.

Все эти действия проходили без шума и ругани, спокойно. Старшина роты, наоборот, увещевал крикунов и не давал им раньше времени раскрыть виновного. Были, конечно, в роте и случаи употребления спиртного и самовольные отлучки, но они не играли существенной роли в жизни роты, да и виновный вскоре раскаивался. Считалось, лучше сходить в увольнение, чем в самовольную отлучку. И это только отдельные эпизоды службы.

В какую бы роту ни попадал служить старшина Луцишин Василий Георгиевич, везде он был правой рукой командира роты, неся на себе значительную нагрузку в руководстве ротой, а часто и вообще оставался в роте один, без офицеров. Он не был строителем, он не был крупным руководителем, но его беззаветная преданность воинскому долгу всегда обеспечивала безусловное выполнение заданий военными строителями. Вот за это его все и уважали на службе – от командира части до рядового!

Ещё будучи в Верхнем Тагиле, Василий Григорьевич обзавёлся семьёй. На многие годы его спутницей стала медицинская сестра военного госпиталя Людмила Ивановна – добрейшей души человек и прекрасный специалист. Вскоре родились две дочери, которых они вырастили, прекрасно воспитали, дали образование.

Небольшой размер денежного содержания старшины роты порой не позволял свести концы с концами семейного бюджета. Поэтому, в семье было принято решение завести садовый участок – всё подспорье! Самому там работать приходилось редко – не позволяла служба, всё что смог – построил небольшой летний домик. Зато жена и дети превратили эти шесть соток в рай!

Всегда в этой семье было веселье и радость! Всегда ожидали гостей, всегда были готовы прийти на помощь!

После увольнения в запас Василий Григорьевич пошёл работать в ведомственную охрану МВД и проработал там 12 лет. Там он также снискал себе почёт и уважение: требовательность, справедливость, забота о рядовом охраннике и здесь снискали ему непререкаемый авторитет! Жизнь не была ласковой для Василия Григорьевича, но он никогда не поддавался ударам судьбы. Он никогда не стонал, не жаловался, не заливал горе водкой. Всегда весёлый, всегда приветливый, всегда готовый прийти на помощь, всегда любящий своих близких и уважающий друзей – таким запомнился он всем родным и друзьям!

Интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *