Карпенко В.Н. Рассказ об исторической правде

 История все расставит по своим местам.

Проводя видеоконференцию с министрами и губернаторами, по проблемам с коронавирусом СОVID-2019, президент В.Путин выразил благодарность военным строителям Министерства обороны за завершение строительства в предельно сжатые сроки больничных центров в ряде регионов нашей необъятной Родины.

В сложившийся в стране критической ситуации с лечебными учреждениями, военные строители показали образцы трудового подвига при возведении и комплектации медицинских центров.

Мне как-то стало тепло на душе от добрых слов Президента и от того, что плечом к плечу, с военными строителями Министерства обороны, сегодня могли бы работать и военные строители Среднего машиностроения (РосАтома), если бы при усилии «акул пера» и при поддержке некоторых политиков их не ликвидировали. А ведь военно-строительные части — это часть истории нашего государства, ее историческая правда.

Всемирно известный испанский писатель М.Сервантес утверждал, что «История-сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поручение для настоящего, предупреждение для будущего».

Свою молодость и большую часть своей биографии я отдал службе в военно-строительных частях Министерства среднего машиностроения. Уволился в запас в период, когда на военно-строительные части стали «вешать» различные ярлыки и искать » кошку в темной комнате».

С «перестройкой» в миг все забыли, что лучшие города, в том числе и Сосновый Бор, были построены «в защитную форму одетыми» молодыми парнями, по призыву направленными военными комиссариатами в военно-строительные части Министерства среднего машиностроения для прохождения срочной службы.

На скалистом, необитаемом берегу, они же построили, утопающий в зелени, практически европейский город Шевченко, со всей его атрибутикой. Их руками возведены красавцы-города: Обнинск, Дубна, Серпухов, Академгородок в Новосибирске, Усть-Каменогорск, Заравшан, Лермонтов и ряд других. Я не перечисляю институтов, промышленные объекты, здания и сооружения. Их множество.

Город Сосновый Бор Ленинградской области

А сколько, помимо городов, построено было ими санаториев и домов отдыха, таких как «Голубые дали», «Таврия», «Прикарпатье», «Мерерана».

Трудно утвердительно сказать — если бы не было военно-строительных частей в Министерстве среднего машиностроения, удалось бы, в столь короткий промежуток времени, решить вопрос самого дешевого производства цикория, выпуска чистой окиси молибдена, вольфрама, ванадия, тантала, графита, добычи самого чистого золота, производства фосфатных удобрений на уровне мировых стандартов и т. д. Могли бы строиться ракетные шахты, атомные станции в столь сжатые сроки. Это была высокомобильная, хорошо организованная, обученная строительным специальностям огромная армия молодых людей, готовых выполнить любой приказ Родины. Военные строители не претендуют на ведущую роль в атомной энергетике и промышленности. Но это они обеспечили, в полной мере, нормальные условия для работы в этой области ученых, инженерно-технических работников и их семей. Дома, школы, детские сады, кинотеатры и, наконец, магазины. Вся социальная сфера на плечах военных строителей. И, везде, они начинали с нуля. А еще труднее представить, что было бы с нашей «необъятной» Родиной, если бы вовремя не был создан «ядерный щит».

В г. Сосновый Бор, после окончания обучения в Новосибирском военно-строительном училище, я был откомандирован в марте 1969 года. Тогда это был не город, а рабочий поселок рядом со станцией Калище. Единственным производством в этом поселке был Ручьевский рыбоперерабатывающий завод, на котором трудилась большая часть поселка.

Рядом с железнодорожным вокзалом, на месте песчанных дюн, было запроектировано строительство тепловой электростанции для нужд Северо-Запада. Но, с принятием решения строить атомную станцию, на этом месте началось строительство Калищенского машиностроительного завода для выпуска оборудования сельскохозяйственного назначения. Тогдашний первый секретарь Ленинградского обкома партии Г.Романов большое значение уделял развитию на Северо-Западе сельскохозяйственных угодий, животноводства и птицеводства. Ленинградская область, в то время, сама себя практически обеспечивала мясо-молочными продуктами, овощами и картофелем.

Строители машиностроительного завода жили в деревянных бараках во временном поселке — это название бытует и по настоящее время. Рядом с бараками был построен клуб, мебельный магазин и столовая. Этот жилой комплекс располагался на живописном берегу реки Коваш, несущей свои воды в Финский залив. Некогда это была судоходная река, славившаяся изобилием рыбы и раков. Крестьяне отлавливали раков и вывозили в Петербург. Этот край знаменит еще и тем, что в четверть километра отсюда, на юго-западе, находится Копорская крепость.

Она вошла в историю как порубежная крепость, выстроенная в 1231 году А.Невским. Если бы она могла говорить, то не хватило бы бумаги, чтобы записать ее воспоминания.

Город Копорье входил в Водьскую пятину. Жители его занимались возделыванием земли, добычей пушнины, производством пеньки, заготовкой иван-чая (кипрея) и продажей плодов своего труда за границу. Надо отдать должное и находчивости горожан. Они, методом проковки болотной руды, добывали кричное железо, из которого делали бороны, ограждения и изделия для Копорской крепости. Историческое тому подтверждение: на главных воротах крепости до сих пор сохранилась тяжеленная герса (металлическая решетка), сделанная из металла, закрывающая в нужный момент вход в крепость. Пол главного входа был устроен из дерева, с секретом. Под полом была выкопана глубокая яма, получившая название «волчья». А на дне ямы, вертикально были установлены заостренные деревянные колья. В момент натиска противника, на крепости выбрасывался белый флаг, герса поднималась, а вместе с ней поднимался и деревянный пол входа в крепость. Так, как из-за большой ширины стен в проеме было темно, ворвавшаяся конница попадала на эти колья в волчью яму. Тяжелая металлическая герса резко опускалась, а попавшая в западню конница туже уничтожалась.

Крепость, получившая название порубежная, видела нашествия шведов, революцию семнадцатого года и защитников- красноармейцев в Великую Отечественную войну.

Потом был прорыв блокады, изгнание неприятеля с территории нашей страны. А крепость, как стояла так и стоит. Она ушла на заслуженный покой. Только дожди и ветра потихоньку делают свое дело. Вот беда, на ее реставрацию пока нет средств, а стены, выложенные из известняка- местного материала- потихоньку разрушаются. И не узнать в ее облике теперь грозную некогда, защитницу Северо-Западных рубежей Руси..

Военно-строительные части появились в этих краях после принятия решения строить атомную станцию и город-атомщиков.

В военно-строительные части, со всего Советского Союза, призывались ребята, не имеющие профессиональной подготовки и жизненного опыта, а возвращались дипломированными водителями, каменщиками, штукатурами, газоэлектросварщиками, плотниками-бетонщиками-арматурщиками и т.д. Зачастую, полученная в армии специальность, давала им путевку в дальнейшую жизнь.

Помимо этого, в ряде войсковых частях были организованы вечерние школы для получения солдатами среднего образования.

На этой фотографии запечатлены ветераны военно-строительных частей, прошедшие службу с самого начала их формирования. Это, благодаря им, их огромному жизненному опыту, шло становление молодых офицеров, совершенствование самой системы военно-строительных частей. Это они, вместе с солдатами жили в палатках, делили с ними хлеба горбушку. Защитив Родину в тяжелейших сражениях Великой Отечественной войны, они были призваны, той же самой Родиной, на трудовой фронт: восстанавливать народное хозяйство, экономику и строить базу для создания «ядерного щита». Так сложилось это офицерское сообщество, на фотографии представлены практически три поколения: старшая возрастная группа, средняя и их ученики.

Первый ряд, слева на право: участник Великой Отечественной войны полковник Лавров Н.И, полковник Белокуров В.П., полковник Янчук К.А., полковник Донской Д.Н., полковник Ларин П.М.

Второй ряд, слева направо — «дети войны»: полковник Красов В.П., полковник Плево Б.П., полковник Михно П.Г., полковник Евстигнеев И.Я., полковник Сургутский В.М. , полковник Ковалев О.Ф.,

Третий ряд, слева направо: полковник Павлюченко В.В., полковник Чепуштанов В.Н.,

полковник Карпенко В.Н., полковник Геркиял Ю.А., полковник Ушаков Н.С., полковник

Михайлов М.М., полковник Еникеев А.Г. Крайне жаль, что из всех офицеров, представленных на фотографии, сегодня представляют военно-строительные части Министерства среднего машиностроения в г. Сосновый Бор только восемь человек. И, в то же время, берет гордость за то, что все, кто представлен на этом фото, руководя вверенным личным составом, сообща, писали историю военно-строительных частей, их историческую правду.

Так случилось, что последнее упоминание о военно-строительных частях совпало с предстоящим развалом некогда могущественного государства, которым являлся Советский Союз и, следовательно, ликвидацией самой системы военных строителей.

Мне не довелось служить в военно-строительных отрядах различных Министерств. Но, пройти жизненную школу от рядового солдата до полковника довелось в военно-строительных частях Министерства среднего машиностроения, чем я и горжусь.

Но мне показалось, что не во всех, даже элитных, войсковых частях Министерства обороны, были созданы такие условия для солдата, как в военно-строительных частях Минсредмаша. Да, для прохождения действительной военной службы призывался различный контингент со всех республик нашей необъятной Родины, со своими языками и традициями. Я не скрываю, были и представители, так называемой «группы риска». Но, офицерский состав и сержанты, честь им и хвала, находили пути управления многонациональными, много-конфессиональными коллективами. Даже, когда случилась трагедия на Чернобыльской атомной станции, в войсковые части стали прибывать военнообязанные, или, как их в народе называли «партизаны,» для последующего направления в 30-ти километровую зону ЧАЭС, офицерский состав сумел найти подход к управлению этим контингентом, не допустив ни одной конфликтной ситуации. Хотя отдельные, будущие «ликвидаторы,» имеющие семьи, со сложившимися взглядами на жизнь, на порядок были старше своих командиров.

Группа офицеров войсковой части 20199.

Почему-то в народе сложилось негативное отношение в этому виду войск. Всех называли «стройбатовцам», даже не понимая того, что у нас, не было в структуре батальонов, если и были мелкие военные формирования, то это было военно-строительные отряды (ВСО). И что для службы в военно-строительные части призывались только те молодые люди, которые были непригодны для других род войск. Какой абсурд.

Если человек талантлив, то служба в военно-строительных частях, ну никак не вредила раскрытию ему своего таланта. Фамилии всех известных ученых, артистов, политиков, экономистов, которым довелось пройти школу мужества в военно-строительных частях, я перечислять не буду. Приведу в пример солдата, с которым мне пришлось вместе служить в войсковой части 20199. Я был секретарем комитета комсомола войсковой части. По призыву к нам в часть прибыли новобранцы из Москвы, в возрасте до 27 лет

Все они имели высшее образование и до армии работали, в основном, на руководящих должностях. Из наиболее активных я сформировал комитет комсомола войсковой части.

Был среди них и Владимир Хлынов.

Фото военного-строителя войсковой части 20199 В.Хлынова

Сегодня- это детский поэт, сказочник, известный не только в России, но далеко и за ее пределами. Он инициатор и активный организатор ежегодного конкурса детских рисунков «А.С.Пушкин глазами детей, ежегодных детских праздников» и много других конкурсов и литературно-песенных праздников. За активную жизненную и нравственную позицию, и вклад в отечественную литературу В.Хлынов был избран академиком, и профессором Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

«Поэзия и мои читатели, прежде всего дети, — вот моя жизнь» так говорил о себе В. Хлынов

В знак благодарности за совместную службу, уже будучи известным в поэтических кругах, Владимир прислал мне сборник сочинений.

Если верить несуразице, которая варилась вокруг интеллектуально недалеких молодых людях, направляемых для службы в военно-строительные части, то и мены можно сюда отнести. Я ведь тоже начинал из военных строителей. В течение службы закончил два университетских учебных заведения, службу закончил в должности командира полка в звании «полковник». А таких как я, в Центральном управлении военно-строительных частей, было огромное множество. И подавляющее их количество, так же как и я, прошли курс «молодого бойца»

Службу, после окончания одиннадцати классов средней школы, я начал в декабре 1966 году в качестве военного строителя войсковой части 55201 г. Пенза-19.

Было как-то непривычно видеть сразу столько снега, больших, вечно зеленных, деревьев. Ведь в Украине такого добра практически нет. Если снег и выпадал то совсем мало и рано сходил, а елок и сосен в нашем краю и вовсе не было. На Новый год в школу привозили сосну, а мы, ребятишки, взявшись за руки, ходили вокруг нее и пели песенку «в лесу родилась елочка, в лесу она росла…» Так и остался у меня в памяти этот праздник у новогодней елки-сосны. Да и многие ребята были далеки от ботаники в этом смысле. Мы выросли на грушах, абрикосах, пахнущих медом яблоках. А тут, вечно зеленые, игольчатые, могучие деревья из породы хвойных.

С поезда нас привели в клуб, где остригли на голо, затем помыли в бане и переодели в армейскую настоящую форму с погонами. Мы стали солдатами, как-то сразу повзрослевшими и почувствовавшими ответственность.

После бани нас снова завели в клуб, где я сразу же потерял из виду своего односельчанина Якова Казака. Все были в новеньком обмундировании, с одинаковой прической «под нуль». Для нас было все вновь: и наши командиры, и подаваемые ими команды, и армейский лексикон.

Всем, кто хотел, разрешили отправить домой ценные вещи. А какие вещи были у нас, когда в декабре, во время призыва, у нас дома температура было плюс, а здесь погода нас встретила глубоким минусом. А мы были в костюмчиках и легкой обуви. Да и отсылать-то особы было нечего, время было такое, что та одежда, которая была на нас, не от «Кардена». И, потом, по возвращению из армии, все равно она будет уже мала. Это все прекрасно понимали. После прохождения «карантина» в учебных ротах строительного отряда нас распределили по ротам полка.

Командиром 9 роты был представлен капитан Федотов. Что интересно, командиром взвода у нас был также Федотов, из Киева. Только в звании старший сержант.

Заместителем по политической части был назначен старший лейтенант Насиббулин, по национальности татарин, а старшиной роты — старшина сверхсрочной службы Блясов, мордвин по национальности. Жаль, что имена и отчества этих великих людей время стерло из памяти.

Когда нас, молодых солдат, из учебной роты передали в штатную роту, первый кто нас встретил, был старшина. Представляясь нам, молодому пополнению, он сказал, что его фамилия очень легко запоминается, так часто встречающаяся в просторечии — Блясов. Его ирония сразу нас как-то сблизила. Он, нам, молодым ребятам, только недавно простив-шимся с родными, стал близким человеком.

При формировании отделений и взводов командир роты капитан Федотов меня назначил командиром отделения-бригадиром. Бригада, в количестве 12 человек, состояла из украинцев, эстонцев и русских. Нас сразу определили работать на заводе силикатного кирпича: изготавливать силикатную облицовочную плитку и межкомнатные кирпичные перегородки. Этот процесс был захватывающим. Надо было сделать замес из песка и негашенной извести, затем залить металлические формы и отвибрировать. Полуфабрикат погрузить на вагонетки, загнать в автоклав и при высокой температуре пропарить на протяжении десяти часов. Ребята, которые видели только сельскохозяйственное производство стали мастеровыми своего дела. Это был высший пилотаж.

Начальником цеха у нас был прекрасной души человек по фамилии Бусыгин. Он настолько тепло и уважительно относился к нам, что за год службы у меня, как у бригадира, не было с ним никаких недопониманий. Это был наш учитель и наставник.

В полку бригада держала первое место по заработку и дисциплине. Так незаметно пролетел год службы.

Служба, воинский порядок и отношение офицерского состава к подчиненным, стали для меня мерилом в выборе будущей профессии. Хотя, до армии, я мечтал стать механиком, даже поступал в Полтавский сельскохозяйственный институт им. Веревки-Сковороды.

Когда пришло время уезжать в военное училище свой лицевой счет я отправил родителям. Они были очень удивлены, получив такие большие деньги. Во время службы часть из заработанных денег мы всей бригадой тратили на «вкусняшки» разные, никогда не было проблем в стесненности в средствах. Домой мы писали, чтобы посылки не слали, так как в столовой нас кормили очень даже хорошо. Если я скажу, что недели мы считали по субботам, когда в столовой на завтрак, после вторых блюд, нам давали кофе на молоке, белый батон и 35г. масла многие могут не поверить.

Как, солдатам давали кофе с молоком? Да, это было. И, это «было», я перенес через всю свою службу. Даже позже, когда уже носил форму курсанта и питался в курсантской столовой, я часто вспоминал вкус кофе с молоком и масла нанесенного на белый батон.

В военном Новосибирском военно-строительном техническом училище учеба мне давалась легко. Даже, когда командир роты майор Бондаренко, поздним субботним вечером нам делал подъем по тревоге с полной боевой выкладкой, с постановкой задачи: выдвигаясь в район р. Инюшка захватить и пленить вражеский десант, для меня это было захватывающе зрелище. С курсантом И. Потылициным, а мы были самые маленькие ростом и шли замыкая строй, начинали шутить, наблюдая как некоторым ребятам, возвратившимся из увольнения, было тяжко.

Помимо этого я успевал заниматься спортом и играть в духовом оркестре.

Вот проблема была с пониманием военных терминов, для чего я должен прежде был понять их смысл на украинском языке, а потом усвоить на русском. Ведь я учился в украинской школе, где русский язык был как иностранный. Да, на уроках мы изучали классиков русской литературы, даже заучивали отдельные рассказы наизусть, но в быту мы разговаривали только на украинском языке. Я очень любил творчество С.Есенина не меньше чем Т.Шевченко. Многие их произведения знал наизусть. Это потом, позже, выручило меня при поступлении в Ленинградский государственный университет, при написании сочинения. А пока я грыз гранит военной науки.

Прошло время и вот пришел приказ о присвоении нам воинского звания и направления в войска.

Мне выпала судьбы убыть в распоряжение командира войсковой части 44666 полковника Волкова В.М.

Но об этом легендарном воинском начальнике, человеке я расскажу несколько позже.

В каждой войсковой части были оборудованы, согласно Боевому Уставу и Наставлению по стрелковому делу, оружейные комнаты, а комендантские взвода были вооружены автоматами образца АКМ -47.

Военные строители на «привале» после боевой подготовки. На переднем плане старший лейтенант В.Карпенко и лейтенант В.Зубов.

 

Армейская пословица гласит: «Каждый мнит себя героем, видя бой издалека». Я не вписываюсь в такие «герои» и говорить о Владимире Михайловиче, как о руководителе высокого масштаба, хорошо, или плохо — не имею морального права. Он, в то время, для меня была недосягаемой величиной. Я был всего в должности секретаря комитета комсомола полка, а он – начальник Управления военно-строительных частей — заместитель начальника Северного Управления строительства по войскам. Но, объективности ради, хочу отметить, что на его долю выпало самое трудное время.

Владимир Михайлович Волков родился 16 июля 1922 года. Когда началась Великая Отечественная война ему исполнилось девятнадцать лет. В июле 1942 года, в день своего двадцатилетия, он был призван в ряды Советской Армии и направлен во Владимирское пехотное училище. Мне посчастливилось разыскать фотографию учебного городка этого самого пехотного училища. История училища очень богата.

 После Гражданской войны в бывшей «кузнице кадров» духовного сословия без устали ковали пехотных командиров для Красной армии. В г.Владимир, на курсы усовер-шенствования командного состава (КУКС), приезжали учиться офицеры со всех военных округов. В пехотное училище КУКС перепрофилировали 20 июля 1941 года. Необходимо было готовить младшие командные кадры для Советской Армии. После войны на доме № 104 на улице Большой Московской в областном центре была установлена Мемориальная доска с текстом: «Здесь в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. находилось Владимирское пехотное училище». За скупыми строчками — весомый вклад в Победу и множество людских судеб.

Но это было после Победы. А в дни, когда курсант Волков В.М. постигал премудрости военной науки «побеждать» шли ожесточенные бои на подступах к столице нашей Родины Москве. По окончании ускоренного курса военного училища Владимир Михайлович, будучи уже в офицерском звании, получил направление для прохождения военной службы в 11-ю стрелковую гвардейскую дивизию Западного фронта, сфор­ми­ро­ва­нной 5 ян­ва­ря 1942года, путём пре­об­ра­зо­ва­ния вместо ранее име­но­вав­шей­ся 18-й Мос­ков­ской ди­ви­зи­ей на­род­но­го опол­че­ния (Ле­нин­град­ско­го рай­о­на) под командованием генерал-майора И.Ф.Федюнкина.

Она было сформирована из трудящихся Ленинградского района столицы, рабочих Орехово-Зуево, колхозников и рабочих Коммунистического, Кировского и Красногвардейского районов Московской области. 14 ав­гу­ста 1942 года дивизия за­ня­ла обо­ро­ну на р. Жиз­д­ра от Грет­ня до устья р. Крас­ная. В те­че­ние по­сле­ду­ю­щих дней, сов­мест­но с 32-й танковой бригадой, от­ра­жа­ла атаки немец­ких 17-й и 9-й тан­ко­вых ди­ви­зий (опе­ра­ция «Вир­бель­винд»). 18 ав­гу­ста кампфгруп­па Зейт­ца (63-й моторизированной пехоты 17-й танковой дивизии) про­рва­ла обо­ро­ну ди­ви­зии — в окру­же­ние по­па­ли два ба­та­льо­на 33-го гвардейского стрелкового полка — были понесены значительные потери, как людских ресурсов, так и техники. Был раз­гром­лен штаб ди­ви­зии. От даль­ней­ше­го раз­гро­ма ди­ви­зию спас контр­удар 9-го танкового корпуса и 326-й стрелковой дивизии. К 23 ав­гу­ста части 40-го и 33-го гвардейских стрелковых полков ото­шли за р. Дрисенка — от­ку­да в по­сле­ду­ю­щие дни пе­ре­шли в контр­на­ступ­ле­ние. К 26 ав­гу­ста части ди­ви­зии, пре­сле­дуя от­сту­па­ю­ще­го про­тив­ни­ка, фор­си­ро­ва­ли р. Жиз­д­ра и осво­бо­ди­ли д. Восты. После пятимесячных кровопролитных оборонительных сражений и вынужденного отступления на Восток, Красная Армия впервые в ходе войны, перешла к крупным наступательным действиям. На заснеженных полях Подмосковья гитлеровская армия потерпела самое крупное поражение во Второй мировой войне, потеряв более полумиллиона своих солдат и офицеров, большую часть боевой техники и оружия. Но, молодому офицеру Волкову В.М. участвовать в дальнейших боевых действиях, вместе с родной дивизией, не пришлось. В августе 1942 года, при отражении контратаки вражеских танков в районе р. Жиздра Смоленской области, был тяжело ранен в голову и руку. После излечения в госпитале в 1943 году направлен на курсы усовершенствования командного состава, а в январе 1944 года — на военно-автомобильную дорогу номер I и номер 36 Западного фронта, где воевал до окончания Великой Отечественной войны. Это был особый род войск, от работы которого зависел успех победы, или риск поражения. В трудные годы войны с немецкими войсками советские военно-дорожные подразделения содержали специальные маршруты для движения гусеничных, транспортных и боевых средств, а также гужевого транспорта. Созданные военно-автомобильные дороги (ВАД) армии, фронта и центра обеспечивали работу службы регулирования и организации автомобильного движения, а военно-дорожные подразделения осуществляли охрану магистралей и сооружений на них.

За годы войны в организованных на ВАД продовольственных питательных пунктах получило сухой паёк, или горячую пищу 32 миллиона человек. В пунктах технической помощи было обслужено около 800 тыс. автомобилей и тракторов, заправлено горючим 2 млн. ед. различных самоходных средств. В медицинских пунктах, расположенных на ВАД, и в дорожно-эксплуатационных частях получили первую помощь сотни тысяч раненых солдат и офицеров. Пункты обогрева и отдыха всегда были готовы принять нуждающихся в них водителей и других воинов, передвигающихся по дорогам. Для восстановления и строительства дорог и мостов были созданы специализированные дорожные части. Они, в том числе, занималась загрузкой порожних автомобилей, идущих с фронта. Во время войны военно-дорожные подразделения были подлинными хозяевами на дорогах и отвечали за их состояние. За храбрость и героизм, проявленные в годы Великой Отечественной войны в боях с немецко — фашистскими захватчиками, Волков В.М. был награжден орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «3а боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга» и многими другими государственными наградами. Чем дальше уходят от нас годы Великой Отечественной, чем меньше остается в живых людей, перенесших тяготы и невзгоды войны, тем чаще живая память об этих событиях становится академической историей. Стираются имена миллионов соотечественников, остаются только даты крупных сражений, фамилии полководцев и тысячи мемориалов и братских могил от Москвы до Берлина. А лозунг о том, что «Никто не забыт, ничто не забыто», понемногу, к сожалению, становится лишь красивой формальностью. Эту статью я пишу в память о командире, человеке, участнике Великой Отечественной войны, полковнике Волкове Владимире Михайловиче, чтобы напомнить о тех людях, которые написали историю страны своим трудом, преданностью делу, которому они служили, ценой своей жизни.

 После окончания войны Владимир Михайлович продолжил службу в офицерском звании, но уже в войсках мирного труда: военно-строительных частях Министерства среднего машиностроения. В 1953 году получил направление в г. Красноярск-26, где проработал 11 лет в должностях начальника штаба отряда, полка и командира войсковой части 14250. Это было очень тяжелое время. Учитывая то, что Англия и Америка не оставили желания уничтожить Советский Союз, любыми способами, вплоть до применения атомного оружия и, памятуя пословицу «Хочешь мира — готовься к войне» 26 февраля 1950 года И. В. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР, о строительстве Комбината № 815 (будущего горнорудного химического комбината), комплекса по производству оружейного плутония. Секретный комплекс и закрытый город при нём строили всем миром. Нужен был надежный «ядерный щит Родины». К 1953 году стройка приобрела широкий масштаб. Вступили в строй деревообрабатывающий комбинат, кирпичный и бетонные заводы, были разработаны песчано-гравийные карьеры.

В городской черте появились 234 жилых дома, кинотеатр, три школы, три столовых, детский сад, больничный городок. К этому времени был закончен перевод военных строителей из Министерства внутренних дел в Министерство среднего машиностроения.

В 1953 г. составные части единой системы атомных объектов оказались подчиненными разным ведомствам. Ядерно-оружейные производства были подчинены Министерству среднего машиностроения, а возводившие их стройуправления — МВД, передавшему контроль над лагерями (ГУЛАГАми) Министерству юстиции. В этой связи большое значение имела передача военных строителей в Министерство обороны. Формируются новые подразделения, решается кадровая проблема. В июне 1953 г. военно-строительным подразделениям Генеральный штаб присваивает новые действительные и условные наименования, а личный состав включает в списки Вооруженных Сил. Структура военно-строительных частей (УВСЧ) стала более дифференцированной, приобрела индиви-дуальные черты, отражающие специфику каждого строительного управления.
В условиях нестабильного положения объектов Министерства среднего машино-строения произошло номинальное слияние Управлений строительств и Управлений военно-строительных частей, ставших Управлениями строительства и военно-строительных частей. Начальники Управления строительств непосредственно возглавляли УВСЧ, а начальники УВСЧ стали их заместителями. Некоторые начальники строительных районов становились командирами строительных полков.

Основной рабочей силой были бойцы первых эшелонов. Позже им на смену пришли молодые призывники, призванные на атомные объекты, или не отслужившие свой срок в расформированных подразделениях. В строительные части стали направлять бывших заключенных ИТЛ, годных к строевой службе, но число их было невелико.

Холодное лето 1953 г. ознаменовалось значительным увеличением удельного веса военных строителей, которые должны были заменить амнистируемых заключенных.

С лета 1953 по начало 1954 г. прибывали значительные подкрепления для военных строителей: были направлены эшелоны из Прибалтийского военного округа, а в апреле 1954 г. из Молдавского, Грузинского, Тихоокеанского погранокругов. На сооружение плутониевого комбината было направлено 14 тыс. новобранцев. Одновременно излишняя рабочая сила перераспределялась между строительствами.

Помимо организационных трудностей военные строители продолжали испытывать бытовые затруднения. Только к середине 1950-х гг. подразделения были переведены во временные каркасно-засыпные бараки. До этого они жили в землянках или палаточных городках. Военные строители не имели единой формы одежды, большинство из них ходили в гражданской одежде. Часть офицеров продолжала жить на съемных квартирах. Тяжелой оставалась ситуация с воинской дисциплиной. Нередкими были случаи бесчинств солдат по отношению к местному населению. Вместе с этим налаживалось материальное обеспечение личного состава обмундированием и продуктами питания. Разнообразить стол солдат помогали прикухонные хозяйства, содержавшие свиней и выращивавшие зелень. В такой обстановке пришлось работать и служить молодому офицеру Владимиру Михайловичу. Но, несмотря на все трудности, стратегическая задача личным составом выполнялась в соответствии с намеченными планами.

К 1956 году была подведена внутренняя ведомственная железная дорога к достраиваемому горно-химическому комбинату, который был сдан в эксплуатацию в 1958 году. Он был размещён под землёй (в массиве горы) на глубине до 200—300 метров и проектировался таким образом, чтобы выдерживать даже ядерные удары. Система производственных и транспортных тоннелей ГХК сопоставима с московским метро. Подземные залы достигали 55 м в высоту. Производимое реактором тепло использовалось для отопления города. Вот здесь, на мой взгляд, необходимо упомянуть еще одного, всеми забытого нашего земляка, Героя Социалистического труда, кавалера многих орденов и медалей, бывшего начальника объекта на комбинате №815 в Красноярске-26 Кузнецова Михаила Ивановича, похороненного на кладбище д. Систо-Палкино. Возможно, пути Михаила Ивановича и Владимира Михайловича пересекались в их совместной деятельности по строительству объектов для технологий производства и изделий из урана — 235, разной степени обогащения и плутония -239, для ядерных зарядов, но сегодня установить это невозможно, так как их самих нет рядом с нами. 17 марта 1954 года указом Президиума Верховного Совета РСФСР рабочий посёлок Комбината № 815 получает официальный статус города и имя: Железногорск — для закрытой переписки, партийных и советских органов, Красноярск-26 — для открытой переписки. Его также называли «Соцгород», «Девятка», «п/я 9», «Атомград».

Почему я так подробно об этом пишу. Позже Владимир Михайлович будет переведен к другому месту службы, где открытым способом добывали уран. Но его связь с Министерством среднего машиностроения не прерывается.

г. Красноярск-26 чем-то похож на г. Арзамас-16.

В 1964 году был введён в действие подземный радиохимический завод для переработки облучённого урана. К 1985 году под Енисеем на глубине 40 м был проложен тоннель для перемещения радиоактивных отходов на полигон их захоронения (в настоящее время тоннель не используется по назначению).

С января 1964 года Владимир Михайлович продолжил службу в г. Шевченко на Мангышлаке, в должностях заместителя начальника Управления военно-строительных частей, а затем и начальника Управления войск. Только благодаря труду военных строителей в пустыне вырос красавец-город. Но главное, для чего было создано Управление строительства и Управление военно-строительных частей, командиром которого с 1964 по 1967 года был полковник Волков В.М. – недалеко от города был открыт самый крупный карьер урановых руд в мире, разрабатываемый открытым способом. Вот здесь и замкнулась цепочка: возникновение в песках нового города Шевченко и расширение производства объектов г. Красноярск-26. Надо отметить, что условия службы резко изменились против Сибири. Пока строили опреснитель, не было питьевой воды, вода была привозной. Суровые зимы с метелями перекликались летом с невыносимой температурой (70 градусов С).

Для водоснабжения города и предприятий были сооружены промышленные опреснители, использующие вторичный пар с ТЭЦ (в том числе и реактора на быстрых нейтронах БН-350, который являлся первой в мире атомной опреснительной установкой мощностью 120 000 м³ воды в сутки), переработанной морской воды.

Вода подразделялась на питьевую и техническую — горячую и холодную.

На берегу моря построена база отдыха «Ивушка», южнее промышленной зоны, была открыта скважина, пробуренная к минеральной геотермальной воде с температурой около 40 градусов. Здесь устроены душевые, посещение которых давал заряд бодрости и повышал тонус.

Закончился период «холодной» войны. Необходимо было накопленные запасы урана использовать в мирных целях.

Было принято решение: для обеспечения Северо-Запада электроэнергией построить атомную электростанцию. Так, как проект электростанции предусматривал охлаждение реакторов водой (ВВР), место было определено на берегу Финского залива. Для этих целей в 1966 году было создано Северное управление строительства. Начальником СУС Министерство среднего машиностроения назначило полковника-инженера Латия В.Н.

Предполагалось, что основной рабочей силой должны быть военные строители, в том числе и инженерно-технические работники. Для этого в декабре 1967года было образовано Управление военно-строительных частей в задачу которого и входили функции по формированию войсковых частей и отрядов, согласно штатной расстановки. И вновь Центральное управление войск войсковой части 25525 останавливает свой выбор на полковнике Волкове Владимире Михайловиче. Перед Владимиром Михайловичем сразу встали организационные проблемы, которые необходимо ему было решать, как командиру и начальнику войск. Предположительно численность переменного состава военных строителей должна быть в пределах 11 000 человек. Период формирования войсковых частей и самого Управления военно-строительных частей — самая трудновыполнимая задача. Надо было построить самую мощную в Европе атомную станцию, промышленную зону, институты и современный город. Задача была не из легких. Притом, что в военно-строительные части призывался не самый лучший контингент молодых людей. Подавляющее большинство из них — призванные из азиатских республик Их надо было, прежде чем выводить на производство, научить русскому языку и строительным профессиям. Были среди призывников и имеющие ранее конфликты с Законом.

Первоначально был построен военный городок на ул. Комсомольская. Несколько лет назад на доме № 21 была установлена скромных размеров памятная доска с текстом:

«Здесь дислоцировались военно-строительные части». Сейчас место к ней поросло травой, и если спросить о ней любого прохожего, то мало кто знает теперь, что основную часть города построили военные строители Министерства среднего машиностроения.

Они начинали с «нуля». В жилых домах на ул. Комсомольская 21, 23, 25, приспособленных под казармы, были размещены две воинские части, военный госпиталь и дома офицерского состава, где сейчас магазин «Магнит» — была солдатская столовая, а где магазин запчастей и платная автостоянка – продовольственные склады. Позже, рядом со строительной площадкой АЭС, для войсковой части 40569 был построен палаточный городок. Далее, стали приспосабливать под казармы промышленного назначения здания (100 здание на территории НИТИ им. А.П.Александрова и 300 здание рядом с ЛСК «Радон»). Позже, были построены благоустроенные военные городки на территории ГОИ и ВСО. Все это делалось во внеурочное время и не в ущерб основной производственной деятельности.

Это мог сделать человек, имеющих хорошую команду, огромный жизненный и боевой опыт.

Таким человеком, руководителем с большой буквы был Владимир Михайлович Волков.

Благодаря его огромнейшему опыту управленца, подобранным, достойных всяких похвал, командирам войсковых частей и офицерскому корпусу, был построен г. Сосновый Бор – самый молодой город в Ленинградской области. Он же, 19 апреля 1973 года, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР, был преобразован в город областного подчинения. 23 декабря 1973 года был пущен первый энергоблок Ленинградской АЭС с реактором РБМК-1000. Таким образом: задача, поставленная Министерством среднего машиностроения перед Центральным Управлением войск (соответственно перед войсковой частью 44666, где командиром был полковник Волков В.М.), была успешно выполнена. Военные строители, своим трудом вписали еще одну страницу в историю славных дел, историческую правду.

За примерную службу и умелое руководство личным составом в послевоенное время и большой вклад в дело создания и развития военно-строительных частей отрасли награжден орденами Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени, многими другими наградами Правительства

Под его началом я вырос до «капитана», офицера Управления военно-строительных частей.

Если говорить об организующем таланте Владимира Михайловича нельзя не сказать и о его команде: его заместители полковник Зиманенко В.К.- начальник штаба, полковник Донской Д.Н.- заместитель по производству, подполковник Белокуров В..- начальник отдела политработы и капитан Лавров Н.Н. заместитель по тылу.

Это легендарные люди, офицеры прошедшие испытания военным лихолетьем. Все они прошли школу мужества, как и их начальник, на полях боя.

Несколько слов о каждом из них. Зиманенко Н.К.- истинный штабист. Служба войск для него было святое. Подчиненные никогда не видели на его лице улыбки. Был строг, справедлив, принципиален. Ночные проверки войсковых частей, вместе с отрядами, а их было порядка десяти, превращались в такие разборки, что командиры войсковых частей очень долго о них помнили.

Он самолично формировал команды для отправления за молодыми призывниками в различные регионы страны, сам встречал и принимал доклады от начальников эшелонов, старших команд. Его щепетильность во всех вопросах была оправдана: ни одна команда не принесла какое-нибудь «ЧП» в ходе командировки. Мне так же пришлось несколько раз бывать в составе больших команд по сопровождению эшелонов с пополнением, в роли командира роты, позже заместителя начальника эшелона по политической части.

Однажды, еще молодым офицером, я получил приказ доставить небольшую группу призывников из г. Полтавы, что на Украине.

Сформировав команду, распрощавшись с военным комиссаром, мы пассажирским поездом тронулись в путь. Мое командирское купе было посредине двух купе где ехали мои подчиненные. И, вот слышу через разделяющую купе перегородку разговор призывников, видимо севших пообедать: «Ну шо, налывай потроху». Я через минуту захожу в купе и вижу картину: стол сервирован продуктами, на столе стаканы с прозрачной жидкостью, а один из призывников резко спрятал за спину бутылку. Видя такое дело я предложил содержимое стаканов и бутылки вылить в раковину туалета, с стаканы использовать по назначению для чая. Когда я возвратился в сове купе слышу начались разборки, кто «заложил» что они у проводника купили водку. Кто-то выразил мысль, что я услышал их разговор, но второй голос сказал: «Як вiн мiг розiбрать, що мы тут балакаемо, як вiн кацап». Благополучно доехав, без других приключений, до своей войсковой части, перед отправкой для мытья в баню я построил свою команду и объявил благодарность» «Спасыбi всiм за хорошу службу». Мои призывники открыли рты. Вот оказывается откуда я узнал их намерения «обмыть» начало армейской службы. Откуда им было знать, что я родился в соседнем с Полтавой районе и, меня, так же, только десять лет назад, везли в плацкартном вагоне для прохождения службы в военно-строительных частях. Так что, земляки мои дорогие, не «кацап » я, а истинно украинский хлопец из села Александровка Кировоградской области. И школу я заканчивал украинскую, и украинский язык-это такой же мой родной, как и Ваш, только наречие и произношение у нас разное, а культура одна. У нас формировали взглчды на жизнь изветстные литературные деятели: Л. Украинка, Т.Шевченко, Н.Гоголь, И. Франко и другие. О себе, в частности, поэт И.Франко писал «Я сын народу, что в гору идет». Полтавский говор можно отличить так же быстро, как и одесский. Ели мы с вами один хлеб и дышали одним воздухом. Наши мамы нам пели одинаковые колыбельные песни. А теперь, будем вместе, выполнять наш воинский долг.

Донской Д.Н.- производственник с большим опытом и авторитетом у всех работодателей Северного управления строительств. После прохождения «карантина» молодых солдат рапределяли по производстам, а следовательно и по войсковым частям, за которыми были закреплены эти производства. Донской Д.Н. всегда был председателем комиссии и без его согалсия ни один солдат не мог, даже чисто случайно, убыть не в пот полк, куда его определяла комиссия.

Белокуров В.П.- интеллигент, любитель хорошей музыки, театрал. Он строил свою работу так, что воспитательная функция каждого офицера являлась главенствующей в его службе. Все войсковые части были прекрасно оборудованы, постоянно работала художественная самодеятельность, проводились смотры, в каждой части был свой духовой оркестр. На должность начальника отдела политработы Виктор Павлович пришел

из должности командира полка. Полком командовал будучи в звании майора. В то время это воспринималось очень даже уважительно, потому, что на этой должности, в основном, были командиры-фронтовики, которые служили очень долго. И, чтобы попасть на должность старшего офицера, надо было себя особо проявить. А тут, командир полка-майор.

Если говорить о том, что надо было себя проявить, то это еще больше подошло бы к Лаврову Н.И. Заместитель начальника Управления военно-строительных частей в звании «капитан» — это нонсон, крайняя редкость для армии в мирное время.

Организаторские способности Николая Ивановича давали ему реальную возможность быть в этой должности.

А вообще-то биография капитана Лаврова Н.И. писалась не только организаторскими способностями, но и героизмом во время войны. В быту он был очень скромным и не любил о себе много рассказывать, это потом, когда он ушел из жизни, мне удалось уточнить о нем отдельны эпизоды.

Вот, некоторыми мыслями я хочу поделиться.

Как-то так сложилось, что у старшего поколения детство, в какой-то степени, было схожим. Одинаковые трудности, скудность в питании и одежде, и ранее взросление.

Виной тому, возможно, была всеобщая нищета народа и тяжкий, изматывающий жилы труд, во имя построения социализма. Идеология правящей партии и самого государства мобилизовали народ на созидательную работу: будь-то производство, или колхоз. Время требовало работать по-ударному, за копейки. А в колхозах – за трудодни. Шло восстановление порушенного революцией и гражданской войной хозяйства. Деревня Маслова Тульской области — где родился герой нашего рассказа Николай Иванович Лавров – ничем не отличалась от других населенных пунктов, разве что своей сказочной красотой. На самой возвышенности стоял Казанский храм, построенный помещиками Масловым Иваном Демидовичем, Хитрово Александрой Николаевной и Колычевой Натальей Захаровной, а сама деревня утопала в зелени роскошных фруктовых деревьев.

 В храме, по воскресеньям, проходили церковные службы. К этому времени родители маленького Коли рядились в чистые одежды и, вместе с селянами, шли на утренние молитвы. Деревня располагалась на пути из Тулы в Калугу. Поза деревней протекала глубоководная река Жупа. Почему она получила такое название, даже старожилы объяснить не могли. Просто Жупа. Возможно, название осталось от пришельцев татаро-монгол. Сама по себе река спокойная, с тихим несением вод, пополняющимся в основном от таяния снегов и родников. Вместе с мальчишками ранним утром Коля очень любил удить в ней рыбу. Не было лучшего наслаждения, чем часами наблюдать за неугомонным поплавком. Его улов был хорошим подспорьем семье. А сколько в лесах собрано было грибов и ягод. В дни, когда Коля уходил собирать дары леса, родители строго-настрого предупреждали, чтобы не заблудился, деревень с одноименным названием в Тульской области было много, хотя таких, с большим количеством дворов и богатой природой – единицы.

До исполнения пятнадцати лет Коля в семье был и «швец, и жнец, и на дуде игрец». Ведь помимо работы по домашнему хозяйству ему приходилось помогать и родителям на колхозных полях. Овладеть пришлось всеми премудростями колхозной жизни, это о таких как Николай, поэт Н.Тихонов в стихотворении «Баллада о гвоздях», образно писал: «Гвозди б делать из этих людей. Крепче не было б в мире гвоздей». Когда началась Великая Отечественная война Коле исполнилось пятнадцать лет. Фашистские полчища рвались к Москве. Для строительства защитных сооружений и укрепрайонов вместе с селянами, не ушедшими на защиту Отечества по возрасту или здоровью, а вместе с ними и женщинами, Коля был мобилизован на трудовой фронт: в Калининской области под г. Ржевом. В течение двух месяцев по 16-18 часов копали противотанковые рвы, строили оборонительные сооружения. Тогда Николай еще даже не понимал значимости этой работы и не представлял, в силу детского ума и непосвященности в военные баталии, какие сражения позже на этой болотистой местности развернутся и сколько миллионов советских солдат найдут здесь свой последний приют. Ржевские поля, получившие названия «долины смерти» и «рощи смерти», после этого сражения стали огромной безымянной братской могилой. После отражения врага от столицы, не по годам повзрослевший Николай, подал заявление с просьбой призвать в действующую армию.

Но только летом 1943 года его зачислили в списки 32-го стрелкового полка 7-ой мотострелковой дивизии войск НКВД. Он в совершенстве овладел армейской профессией сапера. С риском для жизни, в составе саперного взвода 264-го стрелкового полка 7-ой мотострелковой дивизии, производил разминирование сел и городов. На глазах выступали слезы у сельского паренька, когда видел развороченные танками, изрытые окопами и траншеями вдоль и поперек огромные территории полей. На них должна была бы колоситься рожь, или пшеница, но война распорядилась по-своему. Раненая земля как бы просила о помощи, вместе залечить нанесенные войной раны. Она кормила человека, животных, поила их водой, но защитить себя от варваров не могла. Это должен был сделать тот, кто пользовался ее щедростью. Солдатские ноги прошагали путь по многим города Украины, Молдавии, Белоруссии. Последний населенный пункт — г. Лунинца Белорусской республики – для уже опытного минера, удостоенного за храбрость многих наград, стал последним пунктом. Пришел конец его войне с немецкими захватчиками. Но так, как красноармеец Лавров Н.И. служил в системе НКВД, на его долю досталась борьба с разным отребъем, ставшим верными пособниками немецких фашистов.

Вплоть до 1951 года, в составе своей родной 7-ой мотострелковой дивизии, занимался наведением порядка в освобожденных от противника городах и населенных пунктах Белоруссии, оказывал помощь НКВД и НКГБ в борьбе с вражеской агентурой, предателями, дезертирами, мародерами и всеми, кому не по душе пришлась Советская власть.

Помимо этого выполнял задачи по охране и обороне важных восстанавливающихся после тяжелейшей войны объектов промышленности, госимущества, зданий органов НКВД, гражданских учреждений и многого другого, работы предстояло много.

Немецкие генералы использовали любые возможности, чтобы как можно больше нанести урон стране, которую не смогли победить, сломить дух ее народа. Они, не останавливались ни перед чем: на оккупированных территориях набирали подростков в возрасте 8-14 лет, главным образом из семей репрессированных Советской властью родителей, из уголовно-хулигантских элементов, беспризорных и готовили диверсантов в разведывательных школах для засылки в тыл Советской армии.

В 1951 году сержант Лавров Н.И. экстерном сдал экзамены за полный курс Саратовского военного училища и получил погоны «лейтенанта». Но началось сокращение воинских формирований, в том числе и личного состава Комитета внутренних дел. Из системы НКВД лейтенант Лавров был переведен в абсолютно другое, противоположное по своему характеру службы Министерство. Это было Министерство Среднего машиностроения.

Оно было образовано для решения вопросов создания «ядерного щита» и развития атомной промышленности. Необходимо было строить огромное количество объектов, институтов и закрытых городов. Для этих целей ему были приданы военно-строительные части. Так лейтенант Лавров попал в г. Красноярск-26 на должность начальника продовольственной службы батальона. Здесь пригодились армейский опыт и деревенское трудолюбие. Он знал и понимал, что надо солдату, как организовать его быт и питание.

Зарождающиеся военно-строительные части еще не имели ни базы, ни хорошо налаженной системы как вещевого, так и продовольственного обеспечения. Многие солдаты и расконвоированные ранее судимые за воинские преступления жили в землянках, были одеты в различную одежду и питались далеко от позже установленных норм. Надо было искать решение. И оно было найдено. Стали появляться при войсковых частях подсобные хозяйства, налаживалось централизованное снабжение продовольствием. Это была стартовая площадка для Николая Ивановича. Рос в должностях, набирался опыта управления службами тыла. Многие сосновоборцы-офицеры были крайне удивлены, когда в 1966 году на должность заместителя начальника Управления войск 44666 (приравненную к должности заместителя командира дивизии по тылу) приехал офицер в звании «капитан». Единственный младший офицер среди «полковников» — заместителей командира части-начальника Управления военно-строительными частями..

Все, кто был знаком с этим легендарным человеком при жизни, может сегодня сказать только добрые, теплые слова благодарности, что он был в нашем офицерском коллективе.

Этот творческий, неугомонный человек умел решать предметно и оперативнор любые вопросы, с которыми к нему обращались подчиненные. Не было такой офицерской семьи, которая не была бы обеспечена жилплощадью, а это дорогого стоит. Никогда не было перебоев с продовольственным и вещевым обеспечением всего личного состава войсковых частей.

На период строительства Ленинградской АЭС и города Сосновый Бор в гарнизоне насчитывалось более двенадцати тысяч военных строителей срочной службы, не считая офицеров и прапорщиков. Под особым контролем Николай Иванович держал полковые пищеблоки, это была его любимая тема.

По его инициативе были выстроены капитальные складские здания и хранилища, при УВСЧ было развернуто подсобное хозяйство, а во всех войсковых частях сооружены и функционировали теплицы для выращивания зелени и овощей к солдатскому столу. В войсковой части 20199 (заместитель командира части по тылу полковник в отставке Н.И.Николаев) дополнительно разводили еще и кроликов.

Одними из первых в системе Центрального управления войск в солдатских столовых гарнизона были установлены линии раздачи пищи, четырехместные столы и разно-образный выбор блюд. Успешно работали банно-прачечный комбинат и автохозяйство.

Заготовка продовольствия производилась из лучших регионов Украины. Во всех войсковых частях работали солдатские кафе и чайные, а непосредственно в ротах – комнаты отдыха с самоварами и чайными сервисами.

Все войсковые части были расквартированы в благоустроенных зданиях казарм.

Можно писать много об этом талантливом организаторе и хозяйственнике, да и надо было это делать при жизни. Но так устроен человек, что все откладывает на потом.

За мужество и храбрость, проявленные в годы Великой Отечественной войны и безупречную службу в Вооруженных Силах СССР в мирное время, полковник Лавров Николай Иванович был награжден орденами Отечественной войны II степени, Знаком «Почета» и четырнадцатью ведомственными медалями.

Полковник в отставке Лавров Николай Иванович неоднократно избирался депутатом Совета народных депутатов г. Сосновый Бор.

Его имя занесено в «Книгу памяти защитников Родины-ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945гг., проходивших службу в ВСЧ Минатома России».

Город Сосновый Бор Ленинградской области у Финского залива.

Детский комплекс «Андерсанград»

Здание детского садика

Работать приходилось с личным составом, мобилизуя его на выполнение плановых заданий. Возвращаясь к мысли о том, что ядром всей системы военно-строительных частей, их костяком был офицерский корпус, сержантский состав и введенным позже в штат институт прапорщиков, я однозначно утверждаю, что именно эти, преданные своему делу люди, игнорирующие своим личным временем и часто бытовым неустройством вписали яркую страницу в историю страны. Моими непосредственными командирами за весь срок службы, а прослужил я 26 лет в военно-строительных частях, были подполковник Лысенко А.И., полковник Ивченков С.И., подполковник Будяк Ю.С., Белокуров В.П., Сургутский В.М., Мартиросян К.А. Все они вкладывали в мое становление частицу своих знаний, таланта воинских начальников. Это были учителя большой школы, через которую прошли десятки, сотни офицеров. Особенно мне, да и многим офицерам, надо сказать повезло, когда начальником Управления военно-строительных частей Сосновоборского гарнизона был Виктор Павлович Белокуров.

Он был врожденным наставником и воспитателем. Очень много сделал для становления военно-строительных частей в г. Сосновый Бор, их имиджа. Из приспособленных казарм войсковые части переехали в стандартные военные городки со своими столовыми, кафе и клубами. Значительно наладился быт, появилась реальная возможность проводить различные мероприятия. Войска принимали участия в Первомайских парадах и празднованиях Дня Победы.

майор Карпенко В.Н. после возложения венков у Мемориала на р. Воронка. Это именно та узкая часть реки которую не смогли форсировать немецкие войска с1941 по 1943 год.

Здесь, на рубеже линии обороны и был установлен Мемориал советским воинам, В его сооружении принимали участие и военные строители.

 

В каждой войсковой части были оборудованы, согласно Боевому Уставу и Наставлению по стрелковому делу, оружейные комнаты, а комендантские взвода были вооружены автоматами образца АКМ -47.

Личный состав войсковой части 40561 на параде, в часть 1 мая. На переднем плане командование войсковой части: В.Н.Карпенко — командир части. Слева направо: В.И.Кругликов-заместитель командира по тылу, Н.Ф.Марченко-заместитель командира по производству, С.А.Стотланд — начальник штаба.

Но подвиг, которому не будет забвенья, а славе не будет конца, военные строители совершили, принимая участие в ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС.

IV энергоблок Чернобыльской АЭС. 1986 год.

 

Это они, первыми шагнули в «адово пламя», очищая кровлю машинного зала IV энергоблока ЧАЭС от кусков графита и строительных конструкций. Это они, вместе с шахтерами, при высоком ионизирующем излучении, прокладывали тоннель под основание реактора, чтобы предотвратить его соприкосновение с грунтовыми водами.

Огромное количество участников ликвидации катастрофы на Чернобыльской атомной станции, за совершенный подвиг и проявленные при этом мужество и героизм были удостоены высоких Правительственных наград.

Из г. Сосновый Бор было откомандировано на выполнение работ по ликвидации катастрофы на IV энергоблоке Чернобыльской АЭС, дезактивации территории, прилегающей к ней, г.г. Припяти и Чернобыля, территорий близ лежащих населенных пунктов 1353 высококлассных специалистов, ученых, медицинских работников. Из Сосновоборского гарнизона так же была откомандирована группа офицеров, под командованием полковника П.Михно для формирования войсковой части 55237 в п.Иванково Киевской области. Военные строители воинской части, переняв эстафету от командира отряда подполковника И.______________, развернули широкомасштабные работы по очищению кровли реактора.

В предельно сжатые сроки, при участии военных строителей Министерства среднего машиностроения, личного состава большого количества войсковых частей, в тесном содружестве с гражданскими специалистами, было выстроено защитное сооружение «Саркофаг», похоронившее под собой дышащий жаром реактор. Это был невиданный в истории человечества подвиг людей, создавших своим умом генератор электрической энергии и победивший, казавшуюся неподвластной, эту самую энергию.

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, в честь двадцатилетия со дня катастрофы на Чернобыльской атомной станции группу участников работ по ее ликвидации наградил Патриаршей Грамотой «В благословение за труды, понесенные при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной станции»

Венчает Грамоту текст» Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя.»

 

Люди, которые шли на единоборство с радиацией, чтобы защитить вселенную от верной гибели, достойны этих слов. Сегодня о них стали говорить меньше, а на фоне новой пандемии коронавируса средства массовой информации и вовсе забыли, что был такой трагический день в истории страны как 26 апреля 1986 год.

Наверное потому, что мы снова столкнулись с катастрофой мирового масштаба, угрозой незаметной, хотя и смертельно опасной.

И снова кому-то выпадет спасать человечество. Возможно ценой собственной жизни, как это делали ликвидаторы.

 

По поручению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II настоятель Храма Иконы Божией Матери протоирей отец Стефан вручает Грамоту участнику работ по ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС В.Карпенко.

Это событие происходило вот в этом прекрасном здании Собора

Ветераны военно-строительных частей поддерживают связь между собой, встречаются по праздникам и вспоминают о днях армейской службы.

 

 

Интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *