Змей наш. Памяти Александра Осипова посвящается….

Скачать материал в PDF

Змей наш. Памяти Александра Осипова посвящается….

Об Александре Осипове вспомнилось совсем недавно. Во время работы над очерком о сослуживце Викторе Попове. Тогда–то и вошли в память строки его воспоминаний о курсантском житие – бытие. А какое оно может быть без отцов – командиров? Да, к тому же из числа к тебе самых  ближних?  С ними и хлеба горбушку делить, и место в казарме, а порой и под одной шинелью искать уют приходилось. Таковы наши сержанты.

Разные они были. Требовательные и не очень, «душа коллектива» и замкнутые, заботливые и равнодушные. Важно другое – все они оставили память в наших сердцах. Вот только  вопрос остался, а какая она, эта память?

«Но и никогда не забудем и наших сержантов, с которыми плечом к плечу прошли нелёгкие дни учёбы. Считаю, что многое мне дал ст.сержант Александр Осипов, окрещённый за строгость  «змей наш»… Во многом благодаря  всем им я не ломался в жизни и упрямо делал своё дело», — вспоминает Виктор Попов.

Казалось, несколько фраз, написанные Виктором, а сколько сразу предстало перед тобой из прожитой когда–то жизненной картины!

Наш начальник курса полковник Василий Ефимович Василец, как мы уже потом поняли, подходил  к подбору младших командиров и с душой, и со смыслом. Один из его принципов: они должны выделяться из курсантских рядов. Предпочтение отдавалось более опытным, будь это армия за плечами или просто прожитые годы. У Александра Осипова было и то  и другое: два года срочной воинской службы, сержантское звание, работа  на «гражданке». Возможно, поэтому на нас, откровенных «салажат» высокий, статный, немногословный и всегда подтянутый старший сержант поглядывал чуть свысока. Вот только это был взгляд не превосходства. В нём было больше желание помочь освоиться в непривычной обстановке, научить азам военной службы. Пусть даже через неукоснительное соблюдение воинских порядков. Оттуда и «второе имя», упомянутое Виктором. Сейчас говорят, что пошло оно от частенько добавляемой им такой вот присказки. Любил Александр смягчить строгое слово команды «добавками», пусть и словесными, льющимися «прямиком из души». И ещё всегда старался при необходимости разбираться сам. А не нестись «наверх» с докладом.

Как обычно, нам виделась в ст.сержанте Осипове только одна сторона медали. Хотя, если взглянуть более внимательно, нельзя было не заметить, как тяжело давался ему «курсантский хлеб». Ведь пятилетняя разница с большинством из курсантов нам тогда казалась глубокой пропастью. За минувшие годы изрядно забылась базовая школьная программа по математике. И тогда точные науки были серьёзным «камнем преткновения». Нелегко приходилось и на физподготовке.

Но что ещё более отчётливо бросалось в глаза —  так это его огромная сила воли и желание не только преодолеть трудности, но и оставаться примером для подчинённых. Думаю, стремление «соответствовать» не раз оборачивалось для нашего командира и бессонными ночами за учебником, и чёрной пеленой перед глазами во время бесконечных марш – бросков. Как помогла ему вся эта закалка, когда Александр Осипов, будучи уже старшим офицером, самым первым из нашего курса принял свой полк, наверняка, знает только он сам!

Верно, на мой взгляд, написал Виктор Попов и о «кастовости» наших заместителей командиров взводов. Если уж и дружили, то больше в своём кругу. Был закадычный друг и у ст.сержанта Осипова — это «замок» из соседней группы Виктор Трояновский. Их судьбы были очень похожие. Виктор также поступал в училище, имея за плечами полный курс армейской службы. Было в их общении что–то душевное, откровенное, чего они никогда не скрывали от подчинённых. Помните, как называл нередко своего друга Виктор Трояновский? Правильно, «Оська». А как они, друг за другом, после отбоя шли не особо торопясь в курилку, обсуждая превратности уходящего дня? Они и после учёбы долгое время шли по жизни рядом. Вместе уехали к первому и, как оказалось, единственному для них месту службы на Урал, в «закрытый» Озёрск. Там  вместе и обретали первый опыт офицерской службы. Виктора уже давно нет с нами. Теперь вот ушёл и Александр…

Сегодня хочется вспомнить многое. Как, например, злились, сжимая в кармане кулаки и ругая последними словами «желающего выслужиться» старшего сержанта. Наиболее ретивые даже предлагали после облачения в офицерский мундир «поговорить» с ним, «вспомнив былое». Наш командир, конечно же, знал о таких вот «планах», верил или нет – мне неведомо. Ведом был только его ответ на подобный вопрос. Когда он, слегка заикаясь, спокойно произнёс, мол: «Ерунда, отобьемся!»

С высоты прожитых лет такое вот «мальчишество» сменилось осознанием  правоты ушедшего нашего товарища. Для многих из нас, наверняка, в памяти осталась разве что строгость и принципиальность Александра Осипова. Это уже потом, когда сами стали командирами, поняли всю цену сержантской строгости. Подумав ненароком, а как хорошо бы иметь в своей роте пусть даже парочку таких вот сержантов!

И курсантское «змей наш» в сердцах, думается, каждого из оставшихся сегодня в этом мире его сослуживцев, звучит по–другому.

Наверное, как слова небывалой мудрости и опыта, с которым достойно шёл по такой сложной и непредсказуемой жизни наш товарищ и сослуживец Александр Валерьевич Осипов.

Вечная тебе память, друг.

Владимир Долгих. Январь 2020 года.

 

Интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *