Глава из книги «Раскрывая первые страницы»

Предлагаем вашему вниманию материал из книги Б.М.Емельянова «Раскрывая первые страницы» (описание первых десяти лет становления города Снежинска).

РАСКРЫВАЯ ПЕРВЫЕ СТРАНИЦЫ

К истории города Снежинска

(Челябинска-70)

Екатеринбург

ИПП «Уральский рабочий»

1997

В книге рассказывается об образовании и начале становления одного из самых закрытых городов атомной отрасли – Снежинска (Челябинск-70), рождение которого связано с созданием на Урале важнейшего объекта по разработке ядерных зарядов и боеприпасов.

В популярном виде излагаются наиболее интересные страницы истории развития основных сфер жизни города, а также сведения краеведческого характера.

Часть 2. Строительство

Глава 1.   Планы и проблемы

Постановлением Совета Министров СССР от 31 июля 1954 года № 1561 — 701 строительство НИИ-1011 было поручено управлению № 247 (г. Челябинск-40) Главпромстроя (ГПС) Минсредмаша. Управление возглавлял в то время Пётр Тихонович Штефан*. (* П.Т. Штефан руководил стройуправлением с 1954 по 1958 г.) В качестве заказчика выступал НИИ-1011 (руководители заказчика- Н.И. Павлов, Д.Е. Васильев, К.И. Щёлкин).

Приказом ГПС от 2 апреля 1955 года № 77 для выполнения работ по заказу № 760 на площадке «С» (так в несекретной форме обозначалось строительство базы для НИИ-1011) был образован отдельный строительный район № 10. Начальником района и одновременно заместителем П.Т. Штефана был назначен полковник Василий Герасимович Дмитриев, главным инженером — подполковник Иван Иванович Гусаров.

Несколько дней спустя были утверждены штаты нового района. В его структуре предусматривались все необходимые службы: производственно-технический отдел (ПТО), отдел геодезии, планово-производственный отдел (ППО), отдел главного механика (ОГМ), отдел кадров (ОК), секретный отдел, отдел технического снабжения (ОТС), жилищно-коммунальный отдел (ЖКО), служба организации торговли и питания (Торгпит), отделение гужевого транспорта (ГУЖО) и другие.

7 апреля в составе 10-го района было образовано три строительных участка во главе с С.А. Курковским, И.П. Василевским и А.Н. Фёдоровым. Этим же приказом предусматривалось сформировать автобатальон и роту механизаторов.

Строительство железнодорожной ветки к площадке «С» было поручено вести участку № 1, входившему в состав 3-го района стройуправления № 247 (районом № 3 руководил тогда В.А. Белявский). Постановлением Совета Министров СССР от 24 марта 1955 года № 586-362 строительство объектов НИИ-1011 было определено первоочередным со сдачей их в эксплуатацию в два этапа: первая очередь в 1956-м, вторая — в 1957 годах.

Для ускорения формирования 10-го района 14 апреля 1955 года была создана оперативная группа из руководящих работников служб стройуправления № 247, члены которой в течение одного месяца должны были находиться на площадке «С», подготавливая все необходимое для развертывания здесь строительства.

14 апреля были подписаны «Мероприятия по организации строительства объекта тов. Васильева в 1955 году», в которых планировалось на новой площадке в первую очередь возвести палаточные городки (с одним сборным бараком в каждом) на три батальона солдат — по трассе железнодорожной ветки; гарнизоны на четыре полка солдат и лагерь для заключенных на 1500 человек — на участках для строительства временных сооружений (при этом часть военных строителей разрешалось временно разместить в 50 палатках); четыре барака, столовую и магазин на территории Лаборатории «Б» для вольнонаемного и офицерского состава, а также работающих на железной и шоссейной дорогах и линии электропередачи (ЛЭП); городок для вольнонаемного и офицерского состава из 150 домиков (1-я очередь) на основной площадке. Этим же документом предусматривалось выделение строительству 100-120 лошадей для перевозки мелких грузов* (* Архив ЮУС. Дело N8 54, фонд Nl 17, Опись Ne lc. «Документы по развороту работ на объекте заказа № 760»).

Из указанного документа видно, что в строительстве НИИ-1011 предполагалось использовать и заключенных, как это делалось при возведении объектов в Арзамасе-16, в Челябинске-65 (Челябинск-40), в Златоусте-36 (Златоуст-20) и других. Однако фактически заключенные на строительстве не использовались, поэтому и лагерь для них не создавался.

21 апреля 1955 года подрядчик определил задачи по обеспечению площадки «С» военными строителями, которые составили ударный отряд строителей базы НИИ-1011 и города в первые годы**  (** Военно-строительные части атомной отрасли были созданы решением Правительства СССР от 25 сентября 1948 г.).

Среди возводивших новый объект (за исключением отдельных батальонов и частей, привлекавшихся к работам на непродолжительное время) были в течение 1955 года: 2-й военно-строительный полк (ВСП), в/ч 20155, командир С.М. Озеров, с марта 1960 года его сменил С.М. Семёнов. Этот полк располагался в районе современных садов по 52 автобусному маршруту и возводил производственные объекты строительной базы; 48-й ВСП, в/ч 25528, командиры Ф.И. Овчаренко, Е.А. Осадчий, А.Н. Черников и др., он размещался у р. Вязовка, за нынешними садами 40-го автобусного маршрута и строил промышленные объекты (был расформирован в январе 1965 года); 71-й ВСП, в/ч 25613, командиры М.Е. Ершов, А.Ф. Ширшов, М.С. Мефодьев, С.И. Гуркало, а с мая 1968 года — Ф.Я. Гришанов, дислоцировался в районе современного жилпоселка № 2 и возводил жилые дома и объекты социально-культурного назначения (в мае 1975 года был переформирован в военно-строительный отряд, в/ч 1496); 127-й ВСП (полк механизированных работ), в/ч 20157, командир М.Б. Песляк, затем А.Н. Черников, М.Е. Ершов, полк находился рядом с полком в/ч 25613 и строил в основном железные и автомобильные дороги. Кроме того, были батальон тяжелой механизации, командир — А.М. Демиховский, отдельный батальон строймеханизации, командиры В.Я. Фёдоров, с 10 февраля 1956 года до мая 1961 года — Н.П. Исаев.

Позднее был сформирован автотранспортный полк, командир П.В. Лядов, затем — Ф.И. Овчаренко.

Для руководства военно-строительными подразделениями на площадке «С» с 1956 года было образовано 203-е управление военно-строительных частей (УВСЧ), в/ч 25758, под началом полковника Н.И. Гиржанова, но в марте 1963 года управление было упразднено, а оставшиеся на площадке военно-строительные формирования вошли непосредственно в состав вышестоящего 223-го УВСЧ (в/ч 01013).

Для лучшего обеспечения стройки материалами в июне 1955 года было решено организовать центральную перевалочную базу снабжения в районе примыкания будущей подъездной железной дороги к железнодорожной линии Маук-Касли (у станции Пургино).

Апрельским, а затем июньским приказами Главпромстроя были определены руководители служб и подразделений 10-го района. Кроме того, к строительным работам привлекались по мере необходимости и некоторые другие подразделения строительства № 247.

Как рассказывает один из ветеранов, много лет проработавший в первом отделе (секретной части) строительства, Виктор Иванович Петров, управление 10-го района размещалось в первое время в помещении детского садика в подсобном хозяйстве (современное 4-е отделение совхоза «Береговой»). Все службы располагались в одном зале и имели всего один телефон. Отдельная комната была у В.Г. Дмитриева, нашлась клетушка и для секретной части.

На террасе садика была столовая. Жили в двух недостроенных бревенчатых домах, отдельно мужчины и женщины, а семейные снимали углы в частных домах. В кино, баню ездили в Вишневогорск, Касли. Магазина не было, все товары привозились из Челябинска-40 торгпитом строительства.

Постепенно работа на новом объекте начала приобретать все более осязаемый и напряженный характер.

Вот что рассказывал в 1995 году о начальном периоде строительства заслуженный ветеран города, подполковник в отставке Алексей Леонидович Панасюк:

«Наряду с теми, кто был организатором и создателем уникального научного центра на Южном Урале, огромную роль сыграли военные строители. Именно они в 1955 году начали мирное наступление четырьмя военно-строительными полками и двумя батальонами, чтобы в кратчайший срок построить важный объект оборонного значения.

Лейтенант А. Панасюк.   1957 г.

Первый десант военных строителей преодолел много трудностей. Места, где теперь расположен наш город, были почти не обжиты: дороги только лесные, через горы и болота их вообще не было. Населенные пункты находились на значительном удалении от основных стройплощадок. Солдатам и офицерам приходилось жить и в палатках, и в заброшенных бараках, и в домиках, оставленных геологами, топографами, лесохимиками. Продукты доставлялись из Челябинска-40, ныне Озёрска.

С апреля до осени 1955 года военные строители проделали огромную работу. Были построены автодорога до Сунгуля и Каслей, железнодорожная ветка до «примыкания», военные городки… Быстрыми темпами возводились жилые поселки № 1, 2 и 3. Был проложен временный водопровод в поселок № 2 от временной же насосной станции на озере Синара.

Полным ходом строились растворно-бетонный узел и деревообрабатывающий комбинат. Одновременно началось строительство 9-й и 10-й промплощадок…

Такой мне запомнилась стройка в конце 1955 года, когда после завершения строительства химкомбината имени Д.И. Менделеева в Новосибирске я приехал к новому месту службы в «хозяйство Штефана». Минуя Челябинск-40, прямо из Кыштыма я прибыл на новостройку и был направлен заместителем командира роты по политчасти в отдельный механизированный батальон. Так началась моя служба на третьей стройке атомной отрасли.

Большинство офицеров, с которыми довелось здесь служить с 1955 года, были с большим фронтовым опытом. После войны, кто в 1946-м, кто в 1948-1950 годах, были направлены в военно-строительные части и побывали на нескольких военных стройках. Многих уже, к сожалению, нет среди нас.

Но некоторые из первостроителей города и сегодня живут в нем. Среди них бывшие офицеры С.И. Гуркало, В.Г. Тарелкин, В.М. Кислицин, Ю.М. Серебряков, К.С. Ногин. Вместе с А.М. Денисовым мы в один день прибыли на эту стройку. Несколько позже прибыл М.С. Мефодьев, с которым вместе служили в Новосибирске, где он командовал батальоном. В соседних батальонах служили в 1955 году с Г.П. Вековшининым.

Нередко встречаю в городе бывших строителей, которые начинали здесь службу в 1955 году рядовыми или сержантами. Среди них В.И. Василенко, А.С. Арляпов, П.Н. Саранчук, В.В. Тюстин, Н.С. Личман, Л.А. Земляной, И.Г. Сердюк, В.П. Хайлов.

Особо хочу выделить бывшего старшину Александра Александровича Федина. После увольнения в запас он остался работать на стройке каменщиком-монтажником. Своими руками построил много жилых домов и других объектов в городе. За самоотверженный труд был награжден орденом Ленина».

В первый период не всё, конечно, шло гладко. Главпромстроем планировалось, что стройуправление № 247 уже в 1955 году примет 10 тысяч рабочих. Однако фактически в 1955 году можно было взять не более 2000 человек и ещё 4000 — в 1956 году, так как для размещения людей не хватало жилья и многие начинали с палаток.

Из воспоминаний ветерана строительства Бориса Никифоровича Ларионова:

«Мы строили 9-ю и 10-ю площадки. 17 апреля 1955 года на место прибыл батальон строителей. Первые палатки разбили возле урочища «Семь ключей» в районе 3-го жилпоселка. Рядом с палаточным городком начали строить казармы для гарнизона. Днём трудились на объекте, а вечером, после работы, возводили казармы. Питались на свежем воздухе. Еще 6 ноября 1955 года обедали под открытым небом, а уже 7 ноября — во вновь отстроенной столовой.

Одновременно началось строительство жилья для офицерского состава и их семей. А в сентябре 1955 года начались новоселья. К концу года было построено 12 домов и 3 барака.

Зима 1955-1956 годов была лютой. Более 2-х месяцев держались сорокаградусные морозы. Но строительные работы продолжались, чтобы сдать клуб, баню, столовую, госпиталь. В декабре 1955 года госпиталь стал работать».

Постоянно сказывалось на темпах работ плохое состояние автомобильных дорог и отсутствие необходимых железнодорожных линий.

В приказе от 20 октября (№ 773) министр среднего машиностроения А.П. Завенягин отмечал, что годовой план по состоянию на 1 октября 1955 года на строительстве НИИ-1011 был выполнен всего на 46,7%. Особенно большое отставание произошло на производственных площадках 9 и 10. Железнодорожная ветка прошла только до базы подсобных предприятий, не начали строить постоянный жилпосёлок (т.е. город), с отставанием от графика шли дела на ЛЭП-110.

В приказе были установлены жесткие сроки сдачи в эксплуатацию железной дороги к площадке № 9, автодороги к поселку и площадкам и т.д. Необходимо было построить к 1 января 1956 года временное жильё для размещения солдат численностью до 14 тысяч человек, деревообрабатывающий комбинат (ДОК) — в I квартале 1956 года; организовать автохозяйство на три автобазы по 150 автомашин в каждой; основной бетонно-растворный завод с каменным карьером и дробилкой — в I квартале 1956 года; завод железобетонных изделий (ЖБИ) на 15 тыс. куб. метров — во II квартале 1956 года; сдать на территории бывшей Лаборатории «Б» жилые дома и другие объекты. В приказе министра обращалось особое внимание на строительство зданий на площадке № 9 и постоянного поселка.

Однако эти указания в полной мере и в установленные сроки выполнены не были. Речь об этом постоянно велась на различного рода совещаниях и партийных собраниях, и у тех, кто знакомится с их протоколами спустя много лет, может сложиться довольно негативное впечатление о работе строителей. Однако такой вывод был бы не вполне правильным. Конечно, недостатков в организации работы, особенно в первое время, было немало, но хватало и внешних трудностей. Одна из главных из них — завышение уровня планируемых задач. Не станем, однако, торопиться, обращая нелестные слова в адрес высоких руководителей, составлявших такие нереаль­ные планы: чаще всего это делалось сознательно, ибо, как известно из практики, учет всех так называемых объективных условий в подобных случаях (огромное строительство со многими нестыковками) способен привести к расхолаживанию коллектива и к еще большему затягиванию строительства.

Зачастую сроки сдвигались не только по вине строителей. Очень не хватало, например, строительных механизмов и средств малой механизации, поэтому велик был объем ручных работ.

Покойный Симон Абрамович Курковский, известный многим снежинцам своим неиссякаемым оптимизмом, в одной из городских радиопередач рассказывал, что когда он, работая на здании для математического сектора на площадке № 9, получил, наконец, бульдозер, то некоторые его коллеги буквально плясали от радости.

Одной из причин срывов сроков работ были также задержки с поступлением проектно-сметной документации: времени на её разработку было крайне недостаточно, и к тому же проектная организация от места стройки была далеко.

14 ноября 1955 года приказом министра был назначен новый начальник строительного района № 10 — полковник Александр Иванович Хархардин (он же стал и заместителем начальника стройуправления № 247). Строительный район стал называться строительно-монтажным управлением № 10 (СМУ-10), была утверждена его структура, а затем и штатное расписание. При этом СМУ, как до того и 10-й район, входило в состав стройуправления № 247 и не имело достаточной самостоятельности, что отрицательно сказывалось на состоянии дел.

В одной из записок заместителя директора и начальника управления капитального строительства (УКСа) института Константина Александровича Каргина в 5-е Главное управление МСМ, например, отмечалось (по состоянию на 1.10.55 года): «…Ни один подъездной железнодорожный путь не построен. Ни одна из автомобильных дорог не построена… Ввод в действие ЛЭП и временной подстанции в декабре не обеспечен. Работы по тепловым сетям не производятся… Строительные работы на магазине, срок ввода которого установлен 30 декабря 1955 года, не ведутся. Большое количество проектной документации Ленгипростроем выдано со значительным нарушением сроков…»

Подобные обращения в министерство как от института, так и от строителей направлялись и в 1956-1957 годах.

Во всех таких случаях руководство МСМ, уделяя важной стройке серьёзное внимание, реагировало оперативно, но далеко не всегда положение удавалось поправить. И на 1 января 1957 года на площадке № 9 еще не было ни одного законченного здания.

В июне 1956 года в письме министру начальник 5 ГУ Н.И. Павлов докладывал:

«Состояние с выполнением плана и организацией работ по строительству НИИ-1011 неудовлетворительное… Из предусмотренных к вводу в эксплуатацию в течение января-мая месяцев 2500 кв. м на 1 июня не введено ни одного квадратного метра жилой площади, вследствие этого НИИ-1011 вынужден отказаться от приёма в 1956 году около 300 молодых специалистов. Организация работ на строительных площадках слабая. Трудовая дисциплина у солдат низкая. Более 40% солдат не выполняют нормы… До настоящего времени не пущены в эксплуатацию ДОК, заводы бетонный и железобетонных конструкций, не работает каменный карьер… Такое состояние строительства… вызывает большую тревогу за выполнение плана капитальных работ в 1956 году, особенно ввода в эксплуатацию строящихся зданий: № 121 — лабораторного корпуса, № 125 — математического корпуса, № 101 — механосборочного цеха, а также 22000 кв.м жилой площади.

Невыполнение плана… по строительству НИИ-1011 и ввода в эксплуатацию указанных зданий и сооружений сорвет намечающееся в IV квартале 1956 года перебазирование НИИ-1011 с объекта т. Б.Г. Музрукова и может привести к невыполнению институтом плана научно-исследовательских работ в 1956 году. Прошу Ваших указаний Первому Главному строительному управлению о принятии неотложных мер по коренному улучшению строительства НИИ-1011…»

А.П. Завенягин наложил на этом письме резолюцию: «Тт. Комаровскому А.Н., Волгину* (* Н.Н. Волгин был начальником Главпромстроя), Хархардину для принятия мер. Будут ли дела когда-нибудь лучше на строительстве или будут продолжаться столь же неудовлетворительно, как и до сих пор? 14.06.56 А. Завенягин» **. (** Архив ЮУС. Дело № 52. фонд № 17. опись № 1с, листы 2-3.)

В ответ начальник строительства А.И. Хархардин направил 23 июня министру письмо с изложением своей точки зрения на состояние дел. Он отмечал в нем, что строительство оказалось неподготовленным к работе в зимних условиях, но с мая план уже начал выполняться и построены подъездная железная дорога, временная подъездная автодорога, 42 барака для размещения солдат, 90 сборно-щитовых домов и ряд мелких временных сооружений. На строительстве заводов № 1 и № 2 и на соцгороде начаты земляные работы. Не построены пока крайне необходимые железные дороги и автодороги к площадкам строительства, солдатские базы и линии электропередачи. Временный бетонно-растворный завод был пущен лишь в конце января 1956 года. Не было железобетонных и столярных изделий. Электроэнергии строители получали всего 700 кВт, из них около 600 кВт уходило на бытовые нужды. На площадке строительства НИИ-1011 по март 1956 года не было централизованного руководства, все подразделения (2 строительных района, 3 участка, снабжение, войсковые части, автобазы, база механизации и др.) подчинялись управлению строительства № 247, расположенному от строительства на расстоянии 50 км.

Остро не хватает строительных механизмов, поэтому велик объем ручных работ. «За пять месяцев 1956 года, — отмечал А.И. Хархардин, — вынуто фунта, преимущественно скального, 357560 куб. метров, из них ручным способом — 177254 куб. метра». Строительство испытывает большие трудности из-за недостатка материальных ресурсов, рабочей силы и квалифицированных кадров, для выполнения годового плана недостает 2000 солдат. Крайне необходима собственная база, на которой можно было бы производить капитальные и средние ремонты автомашин, механизмов и оборудования…

А.П. Завенягин в ответном письме А.И. Хархардину (исх. № ст-3026/ 50 от 17 июля) указывает, что в 1956 году строительству уже выделено 1100 солдат и сержантов (военных строителей), однако использование рабочих остается крайне неудовлетворительным (в июне количество невыполняющих нормы выработки составляло 27,5 процента, а в I квартале таких рабочих было 52 процента). Министерство не считает возможным выделять на строительство НИИ-1011 «дополнительную рабочую силу до тех пор, пока вы не добьетесь решительного улучшения её использования», — подчеркивал министр…*  (* Архив ЮУС. Дело Ne 52, фонд № 17, опись № 1с, лист 46).

По мере расширения строительства и принятия мер по улучшению его организации, деятельность СМУ-10 совершенствовалась, развивалась его структура, создавались новые подразделения и районы, росло и количество строителей на площадке «С» (как следует из письма Хархардина министру от 31 июля того же года, весь списочный состав солдат и сержантов составлял в это время уже 10075 человек).

Важное значение стало придаваться и массовому обучению молодых воинов различным профессиям, прежде всего строительным. Такая работа началась еще в октябре 1955 года, когда среди руководителей служб и подразделений 10-го района появился начальник учебного комбината — Г.И. Потапов. На базе комбината проводилась также подготовка шоферов и механиков автотранспорта и строймеханизмов. Можно с уверенностью сказать, что без этого было бы просто невозможно добиться выполнения весьма напряженных плановых заданий и обеспечить приемлемое качество строительства.

Для лучшей организации работ, повышения инициативы и ответственности руководства непосредственно на площадке приказом министра среднего машиностроения от 25 июня 1956 года № 445 на базе СМУ-10 было создано самостоятельное строительное управление № 606 (предприятие п/я 4044) с подчинением Первому главному управлению МСМ. Начальником его был назначен полковник А.И. Хархардин, главным инженером И.И. Гусаров, заместителем начальника майор Белявский В.А., заместителем начальника СУ-606 и начальником УВСЧ полковник Н.И. Гиржанов (в декабре 1957 года его сменил Герой Советского Союза полковник Ф.А. Сабиров, а в апреле 1960 года на эту должность был назначен полковник А.Г. Добрыдин).

В СУ-606 входило пять строительных районов: № 1 — производственные площадки, начальник района и командир 48-го ВСП (в/ч 25528) полковник Е.А. Осадчий, № 2 — объекты городской зоны, начальник A.M. Лебедев (он же заместитель главного инженера СУ-606), а затем — А.Ф. Ширшов, № 3 — автомобильные и железные дороги, начальник района и командир 127-го ВСП майор М.Б. Песляк, № 4 — временные жилые поселки, начальник М.Я. Варшавский и № 5 — временные объекты производственной базы строительства, начальник Н.Я. Шарендо.

Начальником главной конторы промышленных предприятий (ГКПП), куда входили бетонный завод, ДОК и карьер, был назначен майор А.С. Дмитров. Были произведены назначения и на все другие должности в соответствии со структурой Стройуправления.

К этому времени на строительстве уже работали партийная, комсомольская и профсоюзная организации. Секретарем парткома был избран З.И. Серков, секретарём комитета комсомола — В.Ф. Зубов (до этого, с 30.01.56г. — инструктор политотдела по комсомолу), председателем постройкома — Н.В. Климкин.

Стройуправлению № 606 было передано 939 вольнонаемных рабочих, а также 282 офицера и инженерно-технических работника.

Привлекались и некоторые монтажные организации. Для производства механомонтажных работ в июле 1955 года было создано монтажно-строительное управление №19, входившее в состав главного монтажного управления. Начальником МСУ-19 (п/я 3) был назначен старший лейтенант инженерной службы Я.С. Полетаев.

Несмотря на существенные недостатки в деятельности МСУ-19, его коллектив выполнил очень большой объём работ. Работавший в этом Управлении с декабря 1955 года прорабом Анатолий Иванович Судаков вспоминает, что в МСУ-19 трудилось в то время немало прекрасных инженеров и рабочих: главный инженер А.Ф. Масленников, руководитель мехбазы В.Я. Попов, прорабы В.Н. Сверчков, И.Е. Долгов, Ф.И. Игонин, бригадир А.И. Плотников, рабочие В.М. Колесниченко, В.Е. Гитман, В. Гаврилаш и другие. МСУ-19 выполняло монтажные работы на котельных, объектах промплощадок, наружных коммуникациях, высоковольтных линиях электропередачи.

В феврале 1956 года организуется участок № 3 отдельного проектно-монтажного управления (ОПМУ-71), который свою работу начал с площадки № 21 (внутреннее освещение и электроснабжение улицы финских домиков). Мастером участка № 3 был И.Ф. Воронков, бригадирами — А.В. Машков и В.А. Сапронов. В апреле того же года этот небольшой коллектив начал работать на городской площадке (к этому времени был назначен начальник участка Г. Ерёмин). Через год участок возглавил П.И. Касьяненко, проработавший в этой должности почти 16 лет.

Использовались на правах субподрядчиков и другие организации (например, стройуправлению № 313 из Свердловска-44 поручалось строительство нескольких жилых домов).

Многочисленные проблемы нередко тормозили ход строительства, но темпы работ постепенно стали нарастать.

О введенных в эксплуатацию в III квартале 1956 года объектах информировал министерство в письме от 3 октября А.И. Хархардин. Он сообщал, что для заказчика (т.е. НИИ -1011) к этому времени было построено 4157 кв.м жилья (дома постоянного типа и два барака на каменных фундаментах), клуб на 120 мест, детские ясли, коровник и птичник (в совхозе).

Для вольнонаемных и офицерского состава, а также для обслуживающих организаций было введено в эксплуатацию 103 сборно-щитовых дома и три дома тайшетского типа (с центральным отоплением) в жилпоселке № 2, семь рубленых домов в районе в/ч 25528, три деревянных общежития комнатного типа, два сборно-щитовых дома в районе железнодорожной станции (всего для строителей было сдано 10658 кв.м жилой площади). Кроме того, появились два барака на площадке № 21 и один — на железнодорожной ветке, а также 25 бараков-казарм для личного состава военно-строительных частей. Были сданы в эксплуатацию центральный госпиталь на 100 мест, 4 бани-прачечных, 5 столовых и хлебопекарня на 5 т хлеба в сутки и другие объекты…

Вместе с тем А.И. Хархардин отмечал, что годовой план ввода в эксплуатацию жилой площади для заказчика «находится в глубоком прорыве»*. (* Архив ЮУС. Дело № 52, фонд № 17. опись № 1с, листы 49-53.).

В декабре 1956 года произошла смена руководства стройуправления № 606: его начальником назначается Николай Маркелович Иванов, а главным инженером — Константин Павлович Семененко. К этому времени А.И. Хархардин руководил строительством немногим больше года, однако о нём уместно будет сказать несколько слов.

Вспоминает Виктор Иванович Петров:

«А.И. Хархардин прибыл в управление строительства № 247 из Красноярска, а до этого работал в Москве у А.Н. Комаровского (в Главпромстрое МВД СССР). Безусловно, он был личностью незаурядной. Обладая необходимыми волевыми качествами и организаторскими способностями, А.И. Хархардин сумел переломить определенную инертность в начальный период организации управления, при этом не стеснялся выходить в неотложных случаях прямо на министра или начальника главка.

Определенную роль тут играло и то, что А. И. Хархардин пользовался своими связями в аппарате министерства. Вероятно, в связи с этим не сложились у него отношения с П.Т. Штефаном, имевшим сильный независимый характер.

А.И. Хархардин сделал немало для создания и сплочения коллектива, в том числе с помощью партийной и комсомольской организаций. Однако сложная и напряжённая работа и различного рода неурядицы сказались на его здоровье. В ноябре 1955 года Александр Иванович перенес инфаркт (лечился он в больнице на 21-й площадке), после чего был откомандирован в распоряжение министерства…»

Сменивший В.И. Хархардина Н.М. Иванов проработал в должности начальника строительства не так уж и долго, около трёх с половиной лет, но оставил о себе добрые воспоминания. Кстати, весомый вклад он внёс до этого и в строительство Златоуста-20.

Это был очень требовательный и грамотный руководитель, постоянно приучавший своих подчиненных твёрдо держать данное слово. За упущения в работе не щадил, однако не был злопамятен, и обиды на него обычно не держали. Николай Маркелович умело руководил и текущими делами, осуществляя постоянный контроль за ходом работ.

Он довольно быстро понял, что субподрядная механомонтажная организация (МСУ-19) явно тормозит дело (на руководителя МСУ-19 Я.С. Полетаева жаловался и А.И. Хархардин, хотя вряд ли всё зависело только от него). Н.М. Иванов добился кардинального решения: в начале августа 1957 года эта организация была передана в подчинение СУ-606, что положительно сказалось на ходе работ.

В период, когда СУ № 606 руководил Н.М. Иванов, на площадке «С» был выполнен особенно большой объём работ. Хорошо взаимодействовал он и с директором института Д.Е. Васильевым, который регулярно бывал на объектах и оказывал Н.М. Иванову необходимую поддержку.

Успех дела в строительстве во многом определяется бесперебойной работой автотранспорта. Но наладить её было не так-то просто. Несколько сотен автомобилей — самосвалов, лесовозов, бортовых машин, среди которых было немало легендарных «ЗИС-5» и капризных «дизелей», располагались прямо под открытым небом на бывшем ячменном поле (в районе современных теплиц), и, по свидетельству очевидцев, осенью 1955 года технику нередко приходилось вытаскивать со стоянок тракторами…

Вспоминает Дмитрий Иванович Шестаков, в настоящее время — ведущий сотрудник РФЯЦ-ВНИИТФ, работавший в 1956-1959 годах на различных инженерных должностях в главной автотранспортной конторе строительства (ГАТК):

«Я был направлен по спецнабору в августе 1956 года в ГАТК предприятия п/я 4044 после окончания Московского автомеханического института. Начальником конторы был в то время капитан Пётр Васильевич Лядов, спокойный и рассудительный человек. Он же командовал автобатальоном в/ч 25622, а позднее автополком.

Коллектив ГАТК составляли примерно 1500 человек, из них больше половины — солдаты и офицеры автобата, но было немало и гражданских инженеров, механиков, служащих, а также водителей. Среди инженеров было много выпускников московских вузов. Никакого ущемления своих прав гражданские (их называли ещё и вольнонаёмными) лица не испытывали и бок о бок с военнослужащими решали общие задачи.

Главным инженером ГАТК работал Борис Викторович Черничин, выпускник Московского автодорожного института. С приездом на строительную площадку Н.М. Иванова главным инженером был назначен Александр Самойлович Мильфам, выпускник Киевского автодорожного института, человек из «команды» Н.М. Иванова. Б.В. Черничин стал начальником одного из труднейших участков работы — службы эксплуатации.

С появлением Н.М. Иванова положение дел на строительстве стало заметно улучшаться. Проводимые им планёрки, в том числе и по селектору, стали вскоре знаменитыми: он нередко ставил, казалось, невыполнимые задачи и тем не менее добивался их реализации, не стесняясь употреблять иногда весьма «крепкие» выражения. От автомобилистов Николай Маркелович всегда требовал максимального выхода машин на линию, и прежде всего самосвалов-бетоновозов и лесовозов, которые из-за тяжёлых условий работы как раз чаще всего и ломались. Доставалось от него и за невыход автомобилей для перевозки людей и начальства в строительные районы.

Ремонтная база ГАТК была тогда минимальная: небольшой профилакторий для технического обслуживания и скромная ремонтная база, удостоенная почему-то громкого названия ЦАРМ — Центральные авторемонтные мастерские. Настоящие, достаточные по площади и неплохо оснащенные мастерские были построены лишь к концу 1959 года, когда объёмы общестроительных работ начали сокращаться.

На капитальный ремонт автомобили отправлялись далеко за пределы строительства (в том числе и в Томск-7), и ждать их возвращения приходилось довольно долго.

Режим работы ГАТК был чаще всего очень напряженным. Например, летом 1957 года все инженерно-технические работники почти каждый день приезжали на работу к 6 часам утра, а часть автомобилей была на линии круглосуточно, менялись только водители.

В автобатальоне, а потом в автополку (примерно 1958 год) было несколько автомобильных рот. Все они имели базовые площадки на центральной территории, а одна авторота (командир Иван Герасимович Лашко) располагалась в Сосновке, за урочищем «Семь ключей».

Душой коллектива и его мозговым центром был А.С. Мильграм. Без него не обходились и многие «неофициальные» мероприятия» в нерабочее время, когда употребление горячительного исчислялось далеко не в граммах… Что же касалось дела, работал он очень активно и по-умному. При А.С. Мильграме был внедрён, например, зимний подогрев машин, что значительно облегчало их запуск. Как ни трудно было тогда с запчастями, но и тут находили выход. Отличались здесь кроме самого А.С. Мильграма Г.Т. Швец, И.Н. Плеханов и некоторые другие. В ЦАРМе самоотверженно работали Л.Ф. Кречковский (начальник), В.А. Пономарев (главный инженер), B.C. Богонин (технолог), Н.Я. Шевцов (мастер), Н.Н. Барченков (мастер), А. Ванин (техник производственно-технического отдела ГАТК), В.И. Кузнечевский (медник), В.А. Назаров (сварщик), братья Ю.В. и Ж.В. Серковы (электрики) и многие другие, солдаты и гражданские. Среди работников профилактория отличались И.Н. Макаров, Н.Д. Слесарев, А.С. Арляпов, М.В. Сырчин и другие.

Великими тружениками были командиры автомобильных рот. Им часто приходилось очень рано вставать и поздно уходить со службы. Среди них мне запомнились А.М. Денисов, И.Г. Лашко, В. Мезенцев, И. Ворбулев, Г.П. Вековшинин, Ю.М. Серебряков, Д.П. Стукало, A.M. Побитков, А. Шаповалов, а из руководства батальона — майор Д.Ф. Хорс и капитан Поскотин.

Большая нагрузка ложилась и на плечи заместителей командиров рот по технической части (зампотехов). Хорошо помню В.А. Матусовского, человека высокого роста, шумного, но справедливого в своих требованиях; В.Е. Лысенко — ему приходилось иметь дело с «МАЗами» — весьма непростой техникой, Е.В. Вострякова.

В сложных условиях нередко приходилось работать механикам авторот, от которых во многом зависела своевременность выхода техники на линию. Это были в основном гражданские лица, замечательные специалисты В.Ф. Володченко, A.M. Пирогов, С.Т. Никулин, Л.И. Нестеров, В.А. Кудинов, М.Х. Сабиров, Ю.Е. Бобнев, Н.С. Василец, Т.И. Боярский, С.И. Грибушин и другие. Надо сказать, что Серафим Иванович Грибушин (Сима, как его все звали), особенно после его назначения начальником автоколонны обслуживания, был одним из любимцев коллектива и настолько разговорчивым, что равных ему в этом не было.

Добросовестно исполняли свои обязанности заправщицы — женщины. Но, конечно, на острие всех строительных работ всегда находились водители, многие из которых после демобилизации продолжали трудиться в городе, это И. Сорокин, А.Б. Кокоев, А. Саркисян, В. Павлов, В.Л. Гнеденко, Н. Трухин, 3. Саитбаталов, И.Е. Юркин, И.Д. Егоров, В. Мельников, В. Паутов, М. Еремин, В. Тихомиров и многие другие.

К сожалению, невозможно рассказать в этом кратком экскурсе в прошлое обо всём, заслуживающем внимания. Очевидно одно: практически все, с кем доводилось встречаться в ГАТК, работали в полную силу, а если кто-то хитрил, работал с прохладцей, то быстро и отсеивался…»

За строительством по-прежнему постоянно следило руководство министерства, так как срывались все сроки перебазирования на Урал коллектива института. К этому времени (1957 год) контроль за ходом работ на площадке «С» возлагается на заместителя министра среднего машиностроения А.Н. Комаровского и выделяются дополнительные средства, что позволило повысить темпы строительства. В 1957 году кроме «казармы» на 21-й площадке были введены в эксплуатацию здания № 121 и 125, 1-й и 2-й участки ЛЭП-110, правительственная ВЧ-связь, насосная на озере Синара с водоводом до основной площадки (№ 9), основные цеха ДОКа, завод ЖБИ и некоторые другие объекты.

Следует отметить, что из производственных объектов основной площадки (№ 9, или «девятки», как её потом называли) особое внимание уделялось зданию математического сектора (№ 125), в котором должна была быть смонтирована ЭВМ «Стрела».

Рассказывают ветераны института, внесшие большой вклад в решение ряда актуальных для его деятельности вопросов, Михаил Петрович Старостин и Юрий Иванович Вантрусов:

«Первое производственное здание на строительной площадке № 9 -здание 125 — предназначалось для физиков-теоретиков (матфизиков) и математиков. Термин «математики», укоренившийся в производственном лексиконе, с самого начала охватывал широкий круг специалистов: математиков-теоретиков (руководитель доктор физико-мататематических наук Николай Николаевич Яненко, бывший первое время начальником 3-го, математического сектора), разрабатывающих методы приближенного решения задач математической физики; математиков-вычислителей (руководитель Армен Айкович Бунатян, ставший после Н.Н. Яненко начальником 3-го сектора), осуществляющих массовый производственный счёт на ЭВМ; математиков-программистов (руководитель Юрий Иванович Морозов), разрабатывающих программы решения задач на ЭВМ и первые системы автоматизации программирования; инженеров и техников-электроников («машинников»), специалистов-механиков, монтажников, электриков, холодильщиков и рабочих других специальностей, объединённых под руководством Вениамина Арсеньевича Дорофеева (отдел 33). Они и произвели установку и наладку ЭВМ «Стрела» без привлечения заводской бригады наладчиков.

Наша «Стрела» была седьмой и последней в серии машин этого типа, выпущенной к тому же сверх плана. Некоторые детали эпопеи получения, установки, наладки и последующей эксплуатации «Стрелы», крайне ненадёжной (такова была элементная база), описаны в томе 1 «Истории сектора 3, 1955-1961 гг.».

С пуском «Стрелы» началась «новая эра» в жизни не только физиков и математиков, но и всего института — эра интенсивного расчёта зарядов, обусловившего напряженную деятельность конструкторов, технологов, производственников, испытателей и управленческих служб…»

Владислав Антонович Верниковский*, (* В.А. Всрниковский — один из ведущих специалистов Ядерного центра, работавший начальником сектора внешних испытаний, главным инженером, главным конструктором ВНИИТФ. В 1989 г. ушел на пенсию, с 1992 г. работает в институте инженером первой категории. Лауреат Государственной премии, награждён орденами Ленина (1974 г.), Октябрьской Революции (1981 г.), Трудового Красного Знамени (1966 г.). В институте с 1956 г.) рассказывает, что на усиление внимания к строительству базы НИИ-1011, вероятно, повлияло также и следующее обстоятельство: «В Арзамасе-16 на одном из собраний партийной организации филиала института (секретарем партийного бюро был Борис Авраамович Губин), проходившем в 1957 году, проводились выборы делегатов на партийную конференцию Горьковской области. В число делегатов были избраны Б.А. Губин и B.C. Курунтяев. Делегации был дан наказ добиться встречи с секретарем ЦК КПСС Николаем Григорьевичем Игнатовым, который должен был принимать участие в работе конференции, и доложить ему о неблагополучном состоянии дел со строительством «основной базы». Такая встреча состоялась, и Н.Г. Игнатов обещал рассмотреть этот вопрос.

Примерно через месяц поступила информация о том, что в оборонном отделе ЦК у его заведующего И.Д. Сербина состоится совещание, где будет обсуждаться состояние строительства НИИ-1011. Вскоре пришел вызов. На совещание были приглашены министр Е.П. Славский, его заместитель по строительству А.Н. Комаровский, начальник главка Н.И. Павлов, Д.Е. Васильев, Б.А. Губин и B.C. Курунтяев. Из приглашенных не присутствовал А.Н. Комаровский, так как находился в командировке.

По рассказам B.C. Курунтяева и Б.А. Губина, совещание проходило достаточно жестко. В конце его Ефим Павлович Славский сказал, что будут приняты все меры к тому, чтобы через год коллектив института целиком был сосредоточен на Урале. В ответ на это заявление Н.Г. Игнатов заметил: «Не надо горячиться. При сложившемся состоянии строительства через год такую работу не завершить». Е.П. Славский ответил: «Я сознаю, где нахожусь, и несу ответственность за свои слова».

Действительно, число рабочих на строительстве стало после этого возрастать: в начале 1958 года их было 13 тысяч, к середине года — уже 15 тысяч человек, а концу года были впервые выполнены все основные плановые показатели». В результате, если в 1957 году из Арзамаса-16 на Урал прибыл лишь один эшелон с сотрудниками института, в котором была и первая группа конструкторов сектора № 6 во главе с его начальником П.А. Есиным, то в течение 1958 года сюда перебазировались уже почти все подразделения института. Последним в июле 1959 года был сформирован сектор № 10, которым руководил Б.К. Шембель.

Как рассказывал Г.П. Ломинский, эшелоны подъезжали к городской котельной (к 1958 году там уже были железнодорожные пути для завоза угля), а квартиры распределяли в КБ-11, имея на руках план сданного в эксплуатацию дома, и каждый заранее знал, по какому адресу он будет жить.

В мае 1960 года в городе проживало уже около 20 тысяч человек; жилая площадь составляла около 100 тыс. кв.м…

В начале 1958 года на площадку «С» прибыла бригада ленинградских проектировщиков (16 человек) для «привязки» на месте типовых проектов жилых домов и некоторых других зданий. Они выполнили необходимые чертежи по всем домам 1-го квартала и четырем домам 3-го квартала. По окончании этой работы был утверждён проект застройки 1-го и 3-го кварталов города 4-х этажными типовыми домами новой серии с вариантом стен из трепельного кирпича (исключение составили 8 пусковых домов старой серии).

В июне 1958 года архитекторами Ленгипростроя был проработан, а горисполкомом утвержден проект благоустройства комплекса спортсооружений и прибрежной полосы города…

В апреле 1960 года Н.М. Иванов был откомандирован на строительство Сибакадемгородка, где работал до своей кончины (умер он 20 августа 1974 года). Там же он был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

Начальником СУ № 606 стал инженер — капитан К.П. Семененко, а главным инженером — полковник В.А. Белявский.

Константин Павлович Семененко работал начальником строительства до 4 марта 1964 года, когда на смену ему пришел Юрий Иванович Суяков.

К.П. Семененко не оставил такого яркого следа в строительстве, как Н.М. Иванов. Обладая многими достоинствами, он в то же время был слишком мягок и не имел необходимой для руководителя такого ранга административной хватки.

Весьма опытным и грамотным строителем был Владимир Александрович Белявский. Являясь энтузиастом производства железобетонных изделий в заводских условиях, он уделял большое внимание становлению завода ЖБИ, совершенствованию технологии, широкому применению разнообразной оснастки, облегчавшей труд, повышавшей производительность работы и качество изделий.

После XXI съезда партии, утвердившего контрольные цифры развития народного хозяйства СССР на 1959-1965 годы, по всей стране началась разработка семилетних планов. Была подготовлена своя «семилетка» строительства объектов промышленной и научно-исследовательской базы, энергетики, соцкультбыта, жилья, дорог в институте. Намечалось также выделение значительных сумм на газификацию и развитие совхоза. В план были включены тогда и такие предприятия, как молокозавод, цех безалкогольных напитков, колбасный и рыбокоптильные цеха, цех переработки овощей.

В ноябре 1960 года разрабатывается перспективный план строительства и развития института на период до 1980 года. В нем предусматривалось, в частности, строительство аэродрома, комплекса сооружений по организации троллейбусного движения между городом и промплощадками, театра, дома отдыха, танцевального павильона.

Планы были грандиозны и вызывали в то время у многих большие надежды и энтузиазм, желание работать на совесть. Однако, как и в целом по стране, выполнить их в полной мере не удалось в силу изначальной нереальности. Более того, спустя несколько лет объемы строительства даже уменьшились…

Изменилось положение и самого строительного управления: 20 февраля 1963 года СУ № 606 (предприятие п/я- 4044) как самостоятельная организация было упразднено, на его базе снова образовалось СМУ-10 в составе предприятия п/я 404 (Челябинск-40). Наименование «СМУ-10 п/я 404» было официально закреплено 3 июля 1963 года.

15 марта 1963 года утверждаются руководители СМУ-10 и его подразделений. Начальником управления остался К.П. Семененко (он же заместитель начальника предприятия п/я 404), главным инженером и заместителем главного инженера головного предприятия (п/я 404) был назначен Ю.И.Суяков, а его заместителями М.И. Грибков, А.И. Ложкин и И.А. Ковалёв (последний стал и начальником участка сантехмонтажных работ). Начальниками других участков были утверждены С. А. Курковский, Н.И. Колесников и Н.Е. Загороднюк.

В состав 223-го управления военно-строительных частей (Челябинск-40) были переданы и военно-строительные части площадки «С» — в/ч 25528, в/ч 25613 и военно-строительный отряд (в/ч 10122 ). В октябре того же года был ликвидирован конный парк: для нужд военно-строительных частей осталось 6 лошадей.

В дальнейшем структура и штаты СМУ-10 неоднократно корректировались…

Интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *