«Они были первыми…»

«Они были первыми…» (жизнь и быт военных строителей войсковой части 01013 , принимавших участие в создании первого атомного реактора)

Автор: Кораблева Софья Владимировна, ученица 9 класса МБОУ СОШ № 33

Научный руководитель: Горлова Ольга Александровна, учитель истории и обществознания МБОУ СОШ №33 г.Озерска, Челябинской обл.

Введение

Наша малая Родина — город Озерск, известный тем, что именно здесь в глухой уральской тайге в невероятно короткое время и ценой колоссальных человеческих усилий был создан первенец атомной промышленности химкомбинат «Маяк». Ещё в годы войны в СССР был разработан атомный проект по созданию первой в СССР ядерной бомбы. Озёрск является ровесником Великой Победы, так как основан в 1945 году, и в 2015 году озерчане вместе со всей страной отметят 70-летие. Из тех, кто начинал строить «Маяк», многих уже нет в живых. Их сменило новое поколение, а город продолжает расти. Где и когда он берет свое начало? Для ответа на этот вопрос нужно восстановить события семидесятилетней давности.

Управление военно-строительными частями в 1945-1948 гг., принимавшими участие в строительстве первого атомного реактора

Выбор места для строительства первого атомного реактора определялся рядом требований: внешняя секретность (относительная удаленность от крупных городов и оживленных транспортных магистралей), наличие большого количества воды для охлаждения активной зоны реактора, крупных энергоисточников, железной дороги. Окончательное решение о выборе места строительства завода № 817 было принято с учетом точки зрения И.В. Курчатова.

Это место для строительства было утверждено Постановлением СНК СССР «О заводе № 817» от 1 декабря 1945 г. № 3007-892892сс. Позже, 21 декабря 1945 г. И.В. Сталиным было подписано постановление СНК СССР за № 3150-952сс «Об организации строительного управления НКВД СССР №859».

Так начиналось грандиозное строительство под грифом «совершенно секретно». 19 июня 1948 года состоялся пуск первого промышленного атомного реактора в СССР. Но до этого был ноябрь 1945-го, когда на место будущего комбината пришли первые геологи и строители. Между двумя датами – более двух с половиной лет. Это время строительства первых объектов атомного предприятия и рождения будущего города, позже названного Озерском. Главными действующими лицами в тот период были строители, большинство из которых были военными, им предстояло построить первый в стране промышленный атомный реактор с комплексом производств по получению оружейного плутония. На строительстве первого атомного реактора было задействовано несколько категорий: вольнонаемные – они составили основу будущего ЮУС, военные строители, спецпереселенцы и так называемый спецконтингент— заключенные.

Сразу после решения правительства о строительстве завода в Челябинске создается управление военно-строительных батальонов, начальником назначается подполковник Ю.Н. Петрович. В Челябинск из разных уголков страны прибывают железнодорожные эшелоны с воинскими подразделениями, прибывают и офицеры-одиночки из расформированных после войны частей. Солдаты первых ВСБ были из бывших советских военнопленных, которые оставались после освобождения в воинских соединениях дослуживать установленные строки. Время, проведенное в плену, не засчитывалось. В формируемые батальоны включали и молодежь из оккупированных в период войны территорий, срок призыва в армию которых до начала войны еще не подходил, хотя после войны их возраст превышал призывной, поэтому возрастной состав солдат в ВСБ составлял от 18 до 40, а то и более лет. Формирование взводов осуществлялось по специальностям: плотники, каменщики, штукатуры. Расформировывали воинские части и передавали подразделения военно-строительного полка МВД СССР. « Мечтали о доме, но нас ознакомили с приказом, который сразу же разогнал мирные житейские думы. Нашему брату солдату о демобилизации и думать не приходилось «до особого распоряжения», оно последовало только в 1950 году, 7-8 лет срочной службы. Личный состав — это вчерашние военнопленные, насильственно угнанные в Германию люди с Украины, Белоруссии, Прибалтики. Встречались среди них и палачи: полицаи, жандармские служащие, убийцы. Были случаи, когда вечером они были с нами, а утром мы продолжали службу без некоторых из них. 1

Осенью 1945 года в Челябинске было сформировано два ВСБ (в каждом по 917 солдат, 53 сержанта и 27 офицеров), они переводятся на промплощадку.

В марте 1946 года формируются еще три ВСБ (585, 586 и 587), они отправлены на лесозаготовки. В первые годы строительства на промплощадку из Челябинска было переброшено 6 ВСБ. Только в марте 1946 года было получено указание о начале строительства 3 военных гарнизонов. Их нужно было построить к июлю 1946 года. В 1946 году штаб управления ВСБ переводится из Челябинска в Кыштым. В октябре 1946 года вместо батальонной системы (ВСБ) образуется полковая (ВСП-2 полка), полк- 4 батальона (до 3744 человек), батальон- 3 роты (до 936 человек), рота- 10-12 отделений (до 312 человек) и отделения-26 человек.

Постоянное жилье для строителей не планировали – считалось, что они покинут этот район после завершения работ. С этим связаны ужасающие условия жизни и быта военных строителей первого атомного реактора.

Жизнь и быт военных строителей

Жилищные условия

В начале апреля 1946 две тысячи солдат пешком прибыли на строительство первого атомного реактора. Их разместили в землянках: каждая длиной около 60 метров. Однако для постоянного проживания они не годились. Поэтому приступили к строительству жилого городка для солдат. Необходимо было построить двадцать семь деревянных зданий. Параллельно строились еще три военных городка и больничный городок в будущем городе. Солдаты жили в бараках, юртах, землянках. Строительные материалы шли, в первую очередь, на возведение промышленных объектов.

1) Землянка- деревянное строение, засыпанное землей по крышу, что давало дополнительное тепло и прочность. «Рылся котлован глубиной около 2 метров, перекрывался досками и дерном, пол дощатый, стены обшивались горбылем, 2 кирпичные печи по диагонали в углах землянки».1 Землянки строили на целый батальон, затем на пять батальонов. От сырости в землянках появлялась плесень. В них жили и офицеры и солдаты.

2) Юрта — круглое строение, деревянный каркас которого обтягивали утеплителем. Предназначались юрты, в основном, для солдат и заключенных. В них жили по 70 человек. Спали на двухъярусных нарах, набив матрасы и подушки соломой. Одна печка на всю юрту, поэтому было холодно. Специально дежурили истопники возле печек с вечера до утра. В них жили до 1950 года.

3) Барак — одноэтажное деревянное строение, собранное из щитов. Утеплителем в нем были опилки и шлак. В бараках были двухэтажные деревянные нары. Комната командира роты и маленькая кладовка-это вся бытовая сфера военных строителей. Умывальник и тот отсутствовал. В помещениях было очень холодно.

4) Временные палатки. Под жилье приспособили даже бывший цементный склад, конюшню, бывший лагерь заключенных. Некоторым повезло больше — им было отделено помещение бывшего летнего пионерского лагеря.

Часть офицеров строительных частей вместе с семьями размещались на частных квартирах в Кыштыме, их привозили на коломбине (грузовая машина с фанерной будкой в кузове). Позже солдаты сами строили себе казармы.

Условия труда

Первые военные строители прибывали на будущую промплощадку, которую потом стали называть «озеро», в глухую уральскую тайгу вместе с геодезистами и проектировщиками. Они были и лесорубами, корчевателями, взрывниками, обслуживая изыскателей в крайне тяжелых условиях для установки геодезических приборов: на кострах разогревали ломы, отогревая землю, делали лунки, бурили грунт «ложками» (простейший буровой станок ручного действия). В середине января 1946 года появилась электростанция, которую на санях привезли из Кыштыма. «Выкопанный грунт тут же отправлялся на грабарках – одноконных телегах. Любое предложение, направленное на сокращение сроков строительства щедро поощрялось. Трудозатраты начальство не смущали».1 Котлован для реактора был главным объектом, его глубина 60 метров. Работали в три смены. Механизмов никаких не было, шансовый инструмент: ломы, кирки, лопаты, тачки «ОСО» как их тогда называли (2 ручки и колесо). При работе на котловане была угроза обрушения. Материальное обеспечение плохое. Рабочий день 10-12 часов от рассвета до заката. Если задания не выполнялись, то рабочий день продолжался до конца. Выходных не было, 1 раз в месяц давали отдохнуть, но это время тратилось на заготовку дров, ремонт солдатского обмундирования. На работу ходили строем.

«Котлован действительно впечатлял. Дно его заполняли сотни непрерывно взмахивающих лопатами солдат в серых шинелях и валенках и шапках. Все это походило на муравейник, где в кажущемся хаосе существовал жесткий порядок».1

Одиночным работникам выдавали путевки с указанием маршрута. Патрули проверяли путевку. За нарушение маршрута — наказание. Был список, куда и на какой объект направлять солдат. Копали траншеи, план выполняли не менее 108-110 процентов.

В 1947 году закончилось строительство бетонного завода. Разгрузка и погрузка материалов и техники велась вручную.

Для перевозки длинномерных грузов и расчистки дорог от снега были выделены танки со снятыми башнями.Их использовали до конца 1946 года. Они шли своим ходом из Челябинска.

Но по дороге 2 из них провалились в болото на глубину 2 метра. С большим трудом вытащили вручную.

Для подвозки материалов было выделено 2 машины и 30 лошадей с повозками. На промплощадке действовал конпарк (было 846 голов и ветлазарет).

Зима 1945-1946 годов выдалась морозной и снежной, три ВСБ (более 2,5 тыс. человек) работали в районе жилого поселка. Ночью тысячи костров ярко освещали все пространство, так отогревали промерзшую землю. Все автомобильные дороги на строящемся объекте были лежневыми, рассчитанные на автомашины грузоподъемностью до трех тонн. Эти деревянные дороги стали единственным средством, позволявшим наладить сносное движение автотранспорта даже в весеннюю распутицу и осеннее бездорожье. Они требовали аккуратной эксплуатации и ремонта, иначе становились опасными. По ним обеспечивалось круглосуточное поступление грузов без перерыва. Во всей округе тогда не было ни одной дороги с твердым покрытием, отсутствовала железная дорога.

Несмотря на то, что все работы, начиная от распиловки бревен на доски, велись вручную, при помощи дедовских приспособлений и инструментов, строительство объектов шло быстрыми темпами. Очень многое зависело от слаженной работы сотен плотников. У многих из них главный инструмент — топор, хранился под подушкой, т.к. у каждого топора свой «почерк», а у владельца был особый навык к своему инструменту.

Особенно тяжело было строителям в апреле и мае 1946 года. Вся территория на строительных объектах стала почти непроходимой, слой чернозема после таяния снега превратился в сплошное месиво. Люди передвигались, вытаскивая из грязи поочередно то одну, то другую ногу. Занятым переноской грузов было особенно тяжело. Многие солдаты после работы приходили в землянку, ужинали, падали на нары и тут же засыпали. Перед зданием управления строительства развевалось полотнище: «Закончим строительство к 7 ноября 1947 года!». Дозиметрического контроля никакого не велось. Об опасности никто никогда не говорил.

«Везде слышалась знакомое «Раз- два- взяли!»- это трудилась вся наша военно-строительная механизация, в которой самым безотказным рычагом были мускулы, обтянутые гимнастеркой, пропотевшей «до дырок».1

Досуг

Несмотря на тяжелейшие условия труда и быта, военные строители по мере имеющихся возможностей, старались организовать свой досуг.

Проводилась денежно-вещевая лотерея, каждый солдат рассчитывал что-то выиграть, а оставшиеся средства использовали для приобретения культ и спорт имущества. Находили время и на отдых. Придумывали себе развлечения: перетягивание каната, бои с подушками, петушиные бои. Соревнования были интересные, смешные. Бег с картошкой на вытянутой руке, бег в матрацах.

Иногда делали концерты самодеятельности силами полка. Участвовали все желающие, люди разных национальностей: одни играли на музыкальных инструментах, другие декламировали, был ротный мужской хор около 100 человек. Организовали вечер, посвященный 150-летию со дня рождения Пушкина. В 1946 году построили Дом офицеров. Значительная часть зрелищных развлекательных мероприятий, кинопоказы проводились там.

Залы всегда были заполнены до предела. В фойе находилась картина «Мао посетил Сталина». Был клуб офицеров закрытого типа. Для тех, у кого был низкий уровень образования, в воинской части была организована вечерняя школа рабочей молодежи 5-7 классов.

В ротах выпускали стенгазеты, во взводах — боевые листки. Один раз в неделю проводили политические занятия, где знакомили с новостями за неделю.

В 1948 году в одном из полков своими силами сделали маленькое футбольное поле. На нем проводились соревнования по бегу и прыжкам. Возникла необходимость в стадионе и в июле 1949 года по случаю десятилетия всесоюзного дня физкультурника на новом стадионе прошел спортивный праздник. Стадион строили вместе и военные строители и гражданские в оставшееся от работы время по личной инициативе.

Поле стадиона было сделано с высоким качеством. Очень хорошие многоярусные трибуны. Поле опоясывала легкоатлетическая беговая дорожка. На противоположной стороне был построен трехэтажный спортивный комплекс для занятий различных секций: легкой и тяжелой атлетики, гимнастики и многих других видов спорта. Зимой поле заливали под каток. «На футбольном поле постоянно что-то происходило, шли тренировки футбольных команд или других секций. Проводились матчи командного первенства. Бывал на стадионе и Игорь Васильевич Курчатов. Были хорошие футбольные команды: «Авангард», «Буревестник», «Динамо», «Турист»1

К концу 40-х годов построили стадион, парк культуры и отдыха, летний ресторан.

Одежда

Одежда многих прибывших солдат и офицеров не соответствовала условиям уральской зимы (шинели «на рыбьем меху», хромовые сапоги, фуражки).

Шинелей и сапог не хватало. Сапоги промазывали солидолом, от этого портянки были черные. В целях сохранения тайны, все подразделения были переименованы на лагерный лад: полк — в отдел, рота- в колонну, военная форма заменена на ботинки, телогрейку и черную шапку, но армейские порядки, к счастью, вскоре вернулись. Военные строители всех, кто носил гражданскую одежду, называли «интеллигенцией».

Питание

В первые дни давали только сухой паек. Горячая пища вначале готовилась на временных кухнях около жилья, чуть позже в армейских походных кухнях и доставлялась к местам работы строителей. Солдаты сами оборудовали пищеблок, столы из неструганных досок, ящики для продуктов. Необходимо было строить хлебозавод, т.к. хлеб привозили в вагонах из Челябинска, и часть уже была в испорченном виде или из Кыштыма. Но зимой он замерзал до такой степени, что его рубили топором и отогревали на печках. На одного солдата – 700 г хлеба в день. Кормили ужасно плохо, были даже опухшие от голода. Из-за недостатка питания осенью солдат водили в сторону г. Касли собирать на полях картошку и молотить горох. Запасали капусту на зиму, но зимой она замерзала во времянках. Лук негде было хранить, его засаливали в чанах. Летом рацион военных строителей дополнялся дарами богатых уральских озер- рыбой и раками. В мае 1946 года солдаты граблями с озера Кызыл-таш доставали по 8- 10 ведер раков за вечер.

Горячую пищу принимали один раз в сутки. На завтрак и ужин чай и сухари.

Сначала ели в бараках, потом появились столовые. На промплощадке была отдельная генеральская столовая № 27.

В конце 40-х годов в передовых полках появились свинарники, что позволило повысить калорийность рациона питания солдат. Прибывший в 1947 году министр внутренних дел Круглов пробовал пищу, которую давали военным строителям.

Кыштымские торговки у котлована организовали базар. Торговали продуктами. Бывало, что из-за снежных заносов из Кыштыма не могли доставить продукты. 1 мая 1946 года железная дорога Кыштым- разъезд «А» введена в эксплуатацию, после этого строится продовольственная база ( квашпункт на 1200 тонн, овощехранилище на 2000 тонн). Для хранения мяса в летний период делали ледники (из льда выкладывали арочные сооружения, посыпали их опилками). Они держались до поздней осени. Поэтому заготовка льда являлась очень важным событием.

Быт

Быт первых поселенцев был далек от удовлетворения даже самых скромных запросов — не было бани, столовой. Привезенный котел для закладки фундамента приспособили временно под баню. Первая баня появилась потом на берегу озера. Для вновь прибывших проводилась санобработка. Первые сооружения (бараки и дезкамера) были сданы в эксплуатацию 9 января 1945 года. Многие стриглись «под Котовского», так как было много вшей, тараканов, клопов. Строительные части прибывали непрерывно, доводили до готовности жилье и на второй день выходили на работу.

Первопроходцы будущего Озерска жили в очень сложных бытовых условиях.

В землянках, палатках, юртах круглые сутки горела печка. Мокрые портянки грели своим телом- клали под матрас и до утра они высыхали. Зимой волосы примерзали к подушке. Умывались снегом, так как были проблемы с водой.

Землянки были закопченными, тесными, грязными, но жалоб не было, т.к. основной состав военных строителей — бывшие фронтовики. С первых дней стройки очень остро встала проблема электроснабжения. Приходилось сидеть при свечах, пока не заработала передвижная станция мощностью пятьдесят киловатт.

В июле 1947 года штаб ввел стахановскую книжку для строителей, систематически выполнявших норму выработки. Она давала право на получение промышленных товаров за наличный расчет. Некоторые деньги отсылали своим семьям, но писать в письмах, где работают и как живут, было запрещено. Поощрения для солдат установил заместитель министра внутренних дел Чернышев В.В.: оборудовать стахановские бараки с улучшенным комфортом.

Построили военный госпиталь в бараках, отделения: хирургическое и терапевтическое. «Много больных солдат, тот, кто заболевал туберкулезом, был обречен, поэтому их кормили лучше других. Для больных солдат ловили рыбу и отдавали на кухню.»1 Весной-летом 1946 года были вспышки острых кишечных заболеваний, поэтому издан приказ о строгом контроле за кипячением воды, мытьем посуды.

Бережное отношение каждого строителя к окружающей природе. Был брошен лозунг в защиту каждого дерева, кустика. Везде висели транспаранты, призывающие беречь лесные насаждения. За спиленное дерево — штраф 900 рублей. Беречь природу считали своим долгом все строители.

Дисциплина

Начальный период строительства наряду со всеми сложностями, выявил низкую дисциплину, как среди солдат, так и среди офицеров. Во временных палатках было сосредоточено 11 тыс. военных строителей. Многие из них прибывали из разных концов СССР, разных национальностей. Пополнения ВСЧ приходило больше из южных республик, отдельные призывники имели низкий уровень образования. Пополнение — грузины и армяне, раньше работали на строительстве курорта «Рица» в Абхазии.

Прибыв на стройку, они горестно шутили: «Вот и променяли Северный Кавказ на Южный Урал». «Каждый день в роте ЧП, в роте около 400 незнакомых друг другу человек»1

Часто возникали конфликты, как между самими военными, так и командного состава с ИТР и производственниками. Для их разрешения проводились мероприятия по «сближению» (встречи, совместные совещания).

Ввели ежедневные доклады командиров рот о выполнении норм выработки. Кроме того, прибывающие подразделения работали на разбросанных на большой территории объектах, что затрудняло управление строительными частями. «После порядка и дисциплины, к которым я привык, жизнь в военно-строительном батальоне представляла грустную картину»2. Некоторые офицеры говорили, что их как военных учили разрушать, а здесь заставляют строить, поэтому строительное дело осваивалось ими с трудом. На стройках руководство военно-строительными частями осуществляла военная инспекция. Есть разночтения в оценке деятельности офицерского состава. В воспоминаниях людей, имевшим отношение к высоким армейским чинам, отмечается, что « офицеры роты жили в одной землянке с рядовым составом, личным примером способствуя поддержанию воинской трудовой дисциплины. Среди офицеров всегда было взаимопонимание, безукоризненное личное поведение, честное решение вопросов службы».А рядовые упоминают даже случаи издевательства командного состава: «Один из офицеров вечером роту при проверке останавливал, где побольше лужа, и командовал «на месте» 4 или размер наказания для военных солдат определяли вытащенной монетой: сколько копеек на монете — столько дней наказания.

В июле 1946 года отдан приказ о введении пропускного режима и запрет торговли и фотографирования возле котлована для реактора.

При выезде за пределы КПП заставляли снимать сапоги и ботинки. Офицерский состав посменно был на стройке круглосуточно. В мае 1948 года перед пуском реактора вышел приказ совета министров об установлении строгого казарменного режима, проживающим на промплощадке военнослужащим. Трудностей было много, но они преодолевались усилиями командиров и трудом военных строителей. В первые годы система управления войсками только создавалась. Офицерский состав, многим из которых не было и 40 лет, не был подготовлен для руководства военными строителями. Все держалось на энтузиазме офицеров фронтовиков и организаторской деятельности командиров частей.

Заключение

Не смотря на то, что Великая Отечественная война закончилась в 1945 году, для тысяч людей, которые жили, работали и создавали ядерный щит нашей страны, эта война продолжалась еще много лет. И каждый, кто строил первый атомный реактор, совершал подвиг, равный которому был только во время той войны. В конце 40-х годов, здесь на Южном Урале шла жестокая и беспощадная война с невидимым врагом, который называется «радиацией». Радостью для людей было то, что нет войны, и всю свою энергию и силу можно было приложить в мирных делах. В ходе нашего исследования нам удалось выяснить, что наполняемость военно-строительных частей была представлена следующими категориями: демобилизированные «фронтовики» со всех уголков Советского Союза, срок службы которых продлялся до 7-8 лет, бывшие советские военнопленные.

Надо отдать должное этим людям, юность которых началась на фронтах войны, продолжалась за колючей проволокой немецких лагерей, а молодость прошла в не лучших условиях, зато на родной земле. Многие, пройдя ад немецкого плена, даже такие суровые условия быта и работы считали благом, потому что они были на свободе. «Живя в продуваемых армейских палатках или в практически неприспособленных для жилья сараях и землянках, питаясь сухими пайками, месяцами не сменяя белья, солдаты и офицеры военно-строительных батальонов в суровых условиях уральских зим 1945-1948 годов безропотно выполняли поставленные перед ними задачи».1 Все прибывшие на стройку распределялись в военно-строительные батальоны, а позже полки, штаб управления которыми размещался сначала в Челябинске, а затем в Кыштыме.

Строительство велось в режиме особой секретности, с чем связаны суровые наказания за его нарушение.

Ввод в эксплуатацию первого атомного реактора, который называли «самоваром» и упоминание о котором строжайше запрещалось, состоялся 19 июня 1948 года. Первая продукция комбината № 817 – оружейный плутоний – была получена в апреле 1949 года и 29 августа использована в первой советской атомной бомбе РДС-1. Хотя американская разведка предсказывала появление у СССР атомного оружия не ранее 1957 года. По нашим подсчетам на строительстве первого атомного реактора принимало участие около 7 тысяч человек. Премирование за работу на объекте «А» солдатам и сержантам составило 25 тыс.рублей, получившим увечья и травмы 15 тыс.рублей, а офицерам 25 тыс.рублей.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года за выполнение особо важного государственного задания, Орденом Трудового Красного Знамени награждены командир УВСЧ Шашлов И.Ф., командир полка Ватутов И.Г. и командир батальона Волколуп А.С., зам. командира части, командиры частей и батальонов. После пуска реактора судьба солдат повисла в воздухе. В 1949 году промплощадка получила новый почтовый индекс: «Челябинск-40».В последующие годы количество военных строителей увеличилось в связи с потребностью создания городских объектов. На строительстве в 1948-1949 годах находилось более 14 тыс. солдат. В 1950 году отправлено 2 тыс. солдат, в 1951 году более 5 тыс. Наград за пуски последующих реакторов не было.

Принимавшие участие в строительстве реактора в подавляющем большинстве не имели строительных специальностей. Но успешное выполнение такого ответственного задания осуществлялось за счет таких факторов:

1. Высокая сознательная воинская и трудовая дисциплина всего личного состава;

2. Организаторская работа командного состава;

3. Систематическое обучение.

4. Боевые и фронтовые традиции

5. Патриотический подъем военных, вызванный победой, был направлен на восстановление и строительство народного хозяйства.

В наши дни молодое поколение часто уже не представляет, как выглядел барак, зачем проводилось социалистическое соревнование, не знает и многого другого из того, что нашим предшественникам казалось простым и обыденным.

Своим исследованием мы отдаем дань уважения первостроителям, в составе которых были и военные, чей труд удержал мир от ядерного апокалипсиса в период «холодной войны».

комсоги подразделений

оз

озе

перетягивание каната

сквер в честь первооткрывателей города

стадион

Интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *