Андрей Перепелятников. Очерк «Братская могила».

На братских могилах не ставят крестов
И жёны на них не рыдают…
В. С. Высоцкий

Братская могила
Очерк

В 2017-м году в сборнике «Медовый месяц» я опубликовал очерк «Братская могила», в котором поведал о моих мытарствах по поиску места захоронения отца Перепелятникова Николая Дмитриевича погибшего в годы Великой Отечественной. Центральный архив СА на основе данных Орловского военного комиссариата долгие годы адресовал меня в Краснозоренский район Орловской области. Я писал в первой части очерка, что с помощью руководства Воловского района Липецкой области и личном участии главы района Сергея Петровича Багрова я установил место, где покоятся останки отца. Решением администрации Воловского района и Липецкого областного военного Комиссара в 2013 году имя отца было занесено на стелу братской могилы №3 в с. Турчаново.

В 2015 году с этим согласились в Управлении МО РФ по увековечению памяти погибших воинов. Вскоре, решением этого управления появилась и информация о подлинном месте захоронения отца на сайте Мемориала МО, но как? Если набрать данные отца на сайте Мемориала, то появляется сразу три строки данных о времени его смерти и месте захоронения. Первые две строки отправят вас по-прежнему в Орево Краснозоренского района Орловской области, а третья строка отправит в Турчаново области Липецкой. На мой вопрос, почему не убрана со страницы не достоверная информация, первый заместитель начальника главного управления по увековечению памяти погибших воинов А. Таранов ответил мне, что убрать прежнюю информацию дело очень не простое. Надо делать запросы в Орловский облвоенкомат, чтобы тот поправил свою ошибку. Пообещал мне всю эту аховски сложную и трудную работу сделать. Ждал я изъятия недостоверной информации с сайта очень долго и решил сам написать в г. Орёл. Орловский облвоенком, а это тот же офицер, который сбил с толку и меня и ЦАГИ в 1986 году, ответил быстро и конкретно. Он признал свою ошибку, извинился перед мною. Копию посланного мне письма он отправил и в ЦАГИ. Я сообщил об этом в Управление по увековечению памяти воинов. Господин Таранов попросил меня прислать ему копию письма Орловского облвоенкома. Я незамедлительно это сделал. «Вот теперь другое дело», — написал мне Таранов. Теперь, дескать, всё будет сделано быстро и без проблем. С момента этого заявления Таранова прошел почти год, а о месте захоронения моего отца на сайте Мемориала до сих пор значится два места… Вот так работает главное Управление Министерства обороны, возглавляемое целым генералом. Тут позволю себе поведать и о том, что когда я обращался с письмом в это управление самый первый раз, то копию своего письма я послал и в главную военную прокуратуру, предчувствуя, как работники оного управления отнесутся к моему заявлению. За эти годы из управления по увековечению памяти погибших воинов я получал ответ, в котором господа сотрудники этого управления начинали речь о моём отце, а заканчивали совершенно другим человеком, меня уговаривали оставить всё как есть. Ты же знаешь, где останки твоего отца и ладушки, езди в Турчаново, а в ЦАГИ и на сайте пусть будет так, как есть говорили мне. А сколько было обещаний всё сделать быстро и точно, я со счёта сбился.

 

 

Это, так сказать, присказка. А теперь кратко о моих поисках и о том, как работают по увековечению памяти погибших при защите отечества люди без звёзд на погонах.

В похоронке, полученной моей мамой в марте 1943 года, место захоронения отца значилась деревня Воронцовка Вишнедолговского района Орловской области. В годы войны в Орловской области был Вышнедолговской район, переименованный в послевоенное время в Должанский. (Полковой писарь, заполняя документы, вместо буквы «ы» написал «и». Делал он эту работу в полевых условиях боевой обстановки. К нему претензий за ошибку — ни каких!)

К Вышнедолговскому району в годы войны относилась и деревня Воронцовка Замарайского сельского поселения Воловского района. В 1954 году при образовании Липецкой области эти земли в неё и были переданы. Деревня Воронцовка находится примерно в 300 метрах от нынешней границы с Орловской областью.

В Орловской области в Краснозоренском районе в годы войны была деревня Воронцовка. Туда недобросовестные работники Орловского областного военного Комиссариата многие годы меня и ориентировали. Деревня ж Воронцовка и точка. А она в Орловской области на тот момент всего одна. Какие тут могут быть вопросы? В селе Орево этого района, а оно расположено рядом с бывшей деревней Воронцовкой, есть и братская могила. В эту-то братскую могилу, якобы, и были перезахоронены останки моего отца, в виду того, что в бывшей деревне графа Воронцова не осталось жителей, и захоронения из неё перенесли в братскую могилу села Орево.

Трижды с сыновьями, дочерью и внуком ездил я в с. Орево. Возлагали мы венки и цветы на братскую могилу. Но через местных жителей села Орево, при помощи председателя Совета ветеранов села Красные Зори и директора местной школы, которая шефствует над захоронение с. Орево, мы установили, что в Воронцовке Краснозоревского района ни каких захоронений, ни когда не было. Ни какие перезахоронения, естественно, оттуда и не производились. В братской могиле села Орево покоятся останки четырёх наших разведчиков, которые осенью 1941 года у с. Орево напоролись на засаду немцев и в бою погибли. Проживавшая рядом с местом гибели разведчиков женщина перетащила тела погибших в рядом находившуюся яму, где сельчане для своих нужд брали глину, и прикопала несчастных. Там и покоились те разведчики долгие годы пока в 1986 году их не перезахоронили со всеми почестями в братскую могилу у сельского кладбища Орево. Директор Оревской школы нашел нам и бывшую школьную пионервожатую, участвовавшую в перезахоронении разведчиков. Больше в ту могилу, поведали нам свидетели перезахоронения, ни кого, ни когда не хоронили. Я написал об этом орловскому военному комиссару, а он мне в ответ пишет, что тех разведчиков хоронили в уже существовавшую братскую могилу. Тогда бывшая пионервожатая поведала, что прежде чем хоронить разведчиков, они с тогдашними директором школы и председателем сельского совета долго подбирали место, где рыть ту самую братскую могилу. Выбрали место на совершенно чистом месте.

С председателем Совета ветеранов Юрием Викторовичем Федосовым, руководством Оревской средней школы и жителями села, мы установили место ещё трёх не обозначенных и не облагороженных захоронений в районе их села. На сегодня одно захоронение уже эксгумировано, имена похороненных там пяти красноармейцев установлены, перезахоронение произвели со всеми почестями, над могилой установлен памятник.

 

 

Дальнейшие поиски повели меня в Воронцовку Воловского района Липецкой области. Приехали мы с младшим сыном в Волово поздно вечером. Глава района Багров Сергей Петрович был на работе и принял нас. Главе Замарайского сельского поселения Селищеву Сергею Дмитриевичу он приказал свозить нас на братскую могилу в Турчаново, оказать нам всяческую помощь в ночёвке, во встречах с местными жителями.

Преклонных лет мужчина житель Воронцовки, которому в 1943 году было семь лет от роду, показал нам место, где были захоронены наши солдаты, погибшие при освобождении их деревни в январе 1943 года. В виду запустения деревни в 1975 году захоронение перенесли в братскую могилу села Турчаново. Он всему этому свидетель. Глава района позвонил и своему заместителю, который был в отпуске, попросил его выйти на следующий день на работу, чтобы помочь нам в поисках.

Руководство Воловского района поделилось со мною материалами Генерального штаба Красной армии военных лет о действиях 13 армии в «Воронежско — Касторненской» наступательной операции в январе 1943 года. Из этих материалов я узнал, что именно в день смерти моего отца 29 января 1943 года воинская часть, в которой воевал отец (519 сп, 81 сд, 13 армии) освободила деревню Ворнцовка Замарайского сельского поселения Воловского района нынешней Липецкой области.

Имена многих бойцов похороненных в деревне Воронцовка Воловского района и на высотах у реки Кшень, на горе Огурец, за которую шли ожесточённые бои и где дивизии второго эшелона 13 армии понесли очень большие потери, остались неизвестными по одной простой причине – при погибших не было ни документов, ни медальонов. Даже те солдаты, которые изготавливали медальоны из стреляных гильз и хранили их в карманах одежды, в ходе боя могли запросто их потерять.

Жители деревень Воронцовка и Замарайка рассказывали, что после того, как наши войска отогнали немцев подальше от их поселений, по полю боя быстро пробежали несколько военных. У погибших наших бойцов они собрали документы и побежали догонять своих… Когда женщины, старики и подростки хоронили наших солдат, то у кого из погибших находили в карманах медальоны из патронов, письма или какие-то другие записи, записывали фамилии и отдавали списки начальству. У многих солдат в карманах ни чего не было…

Документально известно, что все захоронения времён Великой отечественной, находившиеся в лесах окрест деревень Воронцовка, Замарайка, Турчаново и некоторых других, были перенесены в братскую могилу села Турчаново. Во время войны в Турчаново дислоцировался военный госпиталь. Умерших в нём красноармейцев хоронили рядом. Так и образовалась та братская могила.

Собранная информация не оставила у меня сомнений где покоятся останки моего отца. С моим заключением согласились военный Комиссар Липецкой области и администрация Воловского района. Почему-то до последнего возражал только военный Комиссар Орловщины. Ознакомившись с собранным мною материалом, он даже послал письмо в центральный архив МО г. Подольска с утверждением, что останки моего отца всё — таки покоятся в селе Орево.

Пришлось мне письмом в МО и в центральный военный архив попросить ответственных работников этих учреждений объяснить орловскому военному Комиссару, что в ходе боёв во время ВОВ хоронить погибших солдат за двести с лишним километров не возили… Что Краснозоренский район в 1941 году всего на месяц оккупировался немцами и больше в тех местах боевые действия не велись. Как в Воронцовке того района мог погибнуть отец в 1943 году? Кстати, сведения о названии районов Орловской области в годы войны и послевоенных их переименованиях от военного Комиссара Орловской области я получил только после обращения в МО.

Сколько времени было потеряно, сколько информации я мог бы получить от местных жителей Воловского района в семидесятые и восьмидесятые годы… Но бог им судья орловчанам.

И вот, отмечая в январе 2013 года семидесятилетие освобождения Воловского района от немецко-фашистских захватчиков, военный Комиссариат Липецкой области совместно с администрацией Воловского района в списки захороненных в братской могиле села Турчаново внесли и имя моего отца. 9 мая того же года с сыном мы в первый раз возложили на могилу моего отца цветы и венок. Не могли не посетить то дорогое для нас место и 9 мая 2015-го.

В тот раз, в Турчаново была ещё одна подобная нам семья. Надолго склонилась над надгробием могилы женщина моих лет. Рыдая, молясь и причитая, она тихо говорила: «Как же нам тяжело без тебя жилось после войны. Как мы надеялись, что раз ты пропал без вести, то рано или поздно придёшь домой. Не дожила до этого дня мама, старшие брат и сестра, сколько лет мы тебя искали…» Не мог я не побеседовать с той женщиной. И вот что она мне поведала.

Несколько лет назад поисковики — энтузиасты на бывшем поле брани нашли останки солдата, при котором был нехитрый солдатский медальон. Криминалистам удалось прочесть фамилию, имя и отчество рядового Токарева М. С. отца той женщины.

Владимир Семёнович Высоцкий написал, что «на братских могилах не ставят крестов, и жены на них не рыдают…» Как точны эти слова для дня сегодняшнего. Подавляющего числа жен погибших солдат и покоящихся в братских могилах уже нет в живых. А тем, кто дожил до дня сегодняшнего, уже за девяносто. Но братские могилы не остаются в забвении, их посещают дети фронтовиков, внуки и правнуки.

Районные власти Воловского района все захоронения Великой Отечественной на территории их района содержат в отличном состоянии. На братской могиле села Турчаново преклонил колено и склонил голову над могилой своих павших боевых товарищей сияющий свежей позолотой бронзовый солдат красноармеец с ППШ.

Так люди не облечённые званиями и звёздами на погонах относятся к памяти воинов павших при защите отечества. Низкий поклон всем им за это.

Выше я уже писал, как отнеслись воловчане на мою просьбу о помощи. Незамедлительно дали мне исчерпывающий ответ и районные власти Краснозоренского района Орловской области. Целую кипу копий документов прислали мне и работники Центрального архива МО, хотя я и не просил их об этом. Они сделали всё, чтобы облегчить мне мои поиски.

Восьмого мая года нынешнего мы с сыном снова посетили Волово и Турчаново. Сын накануне позвонил в гостиницу Волово. Работник, в ведении которого находится скромная гостиница Волово, (штатных работников эта гостиница не имеет) попросил, чтобы мы минут за двадцать до того, как приедем в райцентр, позвонили ему. Во сколько бы это ни было по времени. И вот когда до Волово оставалось километров двадцать, а ехали мы на автомобиле, мы позвонили без четверти двенадцать ночи тому работнику администрации района. Нас встретили, разместили, пожелав хорошего отдыха.

Когда мы на утро из Волово поехали в Турчаново, были поражены увиденным. Дорога от Волово до Воронцовки и до Турчаново приведена в очень хорошее состояние. Братскую могилу, где покоятся останки моего отца, было не узнать. Прежняя грунтовая дорога от центральной улицы и до захоронения сейчас заасфальтирована. Вся территория вокруг братской могилы в таком состоянии, как это бывает на центральных площадях некоторых городов. Само захоронение огорожено отличным забором, памятник и надгробия обновлены, оформлены красиво и со вкусом. Замечу даже такую, казалось бы, мелочь. Первоначально имя отца значилось на стенде в конце списка, что естественно, а сегодня уже расположено в алфавитном порядке… Можете себе представить читатель, каких трудов это стоило оформителям.

Признаюсь. Такое отношение руководства района тронуло меня до глубины души. И я, подойдя к готовившему торжества на центральной площади Волово главе района Сергею Петровичу Багрову, с поклоном, выразил ему благодарность за заботу о памяти воинов погибших при освобождении его района от фашистских захватчиков. Я сказал также, что не удивлюсь, если в ближайшее время весь Воловской район будет выглядеть также, как выглядит приготовленная к праздничным торжествам центральная площадь Волово.

На территории Воловского района Липецкой области есть несколько захоронений воинов павших в годы Великой Отечественной и все они, повторюсь, постоянно находятся в отличном состоянии. А территория мемориального комплекса на горе Огурец, высота 194.0, где в январе 1943 года шли самые ожесточенные бои, и где покоятся останки сотен наших воинов, постоянно совершенствуется и становится всё краше и краше. Немалые средства на это руководство Воловского района не жалеет.

А Перепелятников


Братская могила №3 в с. Турчаново Воловского района Липецкой области.


На могиле отца.


Мемориальный комплекс на горе Огурец. Отметка 194.0


Часовня на горе Огурец у мемориального комплекса высоты 194.0


Захоронение рядом с высотой 194.0

Интересное

  • Наградная политика РосатомаНаградная политика Росатома Приказ Государственной корпорации по атомной энергии от 14 февраля 2013 г. N 1/144-П "Об утверждении Единой отраслевой наградной политики […]
  • История СнежинскаИстория Снежинска Снежинск (Касли-2, Челябинск-50, Челябинск-70 – до 1993 г.) – город в Челябинской области со статусом ЗАТО (закрытого […]
  • Принявшие огонь на себяПринявшие огонь на себя Принявшие огонь на себя (газета «Тверская,13 от 1-7 января 1998г. № 1) Какая связь между аварией на Чернобыльской АЭС и московским […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *