Месяц великого перелома: От битвы под Москвой до побед в Восточной Пруссии

В октябре Великая Отечественная война часто меняла свой ход

На фото: Великая Отечественная война, октябрь 1941 год

На фото: Великая Отечественная война, октябрь 1941 год

1929 год принято называть «годом великого перелома», поскольку именно тогда стало ясно, что колхозный строй победил на селе. В годы Великой Отечественной войны таких решающих событий было немало. Буквально каждый октябрь вполне можно было бы назвать «месяцем великого перелома». Заканчивалась летняя кампания, успех в которой в первой половине войны обычно сопутствовал гитлеровцам, и начиналась зимняя, где побед добивалась чаще, даже в 1941—1943 гг., Красная армия.

В октябре по мере снижения температуры таяли шансы Вермахта на победу. А РККА, наоборот, преображалась даже в самый непростой для себя первый период и начинала бить нацистов, хотя только что отступала под их ударами.

Октябрь 1941 года

Конечно, не только октябрьские события приводили к внезапному преображению противоборствующих сторон. Многое было подготовлено в сентябре и даже летом соответствующего года, но итоги становились заметны именно с первыми холодами. В частности, в октябре 1941 г. у гитлеровцев был последний и, по сути, единственный шанс на успех своего блицкрига. Если до середины второго осеннего месяца гитлеровцы могли надеяться на успех, то после 16 октября, когда в Москве началась паника, они могли смело расставаться с иллюзиями. Никаких надежд у них быть уже не могло.

Как раз 16 октября они их все растеряли. А ведь начинался поход на Москву для них не просто хорошо, а идеально. В ходе начавшейся 30 сентября и 2 октября операции «Тайфун» нацисты в который уже раз в 1941 г. смогли протаранить вытянутую натянутой струной советскую оборону и взять в клещи огромную группировку Красной армии.

Казалось, ничто уже не спасет РККА. Но руководство Вермахта допустило просчет, стоивший им победы. Нацисты уже видели себя на Красной площади и поэтому решили сначала добить окруженные части. И потеряли минимум 10 дней, поскольку встретили яростное сопротивление занявших круговую оборону советских бойцов и командиров.

В конце концов, гитлеровской армии «Центр» удалось сломить сопротивление окруженцев, но драгоценное теплое время было упущено. Г. К. Жукову удалось собрать для отпора все, что возможно, и остановить противника на ближних подступах к столице.

Да, на несколько дней, когда было объявлено об эвакуации, в Москве началась паника с актами мародерства. Но довольно быстро командование пришло в себя и жестко навело порядок. Причин, почему удалось выправить ситуацию, намного больше, чем две, а самая главная из них — отказ И.В. Сталинаот отъезда в Куйбышев. Вся страна понимала, что раз лидер решил остаться в Москве, значит, уверен, что лютый враг не прорвется.

Октябрь 1942 года

Хотя формально коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны произошел летом 1943 г. в ходе Курской битвы, многие вполне справедливо полагают, что случился он намного раньше — в октябре 1942 г. Гитлеровцы так и не смогли тогда овладеть Сталинградом.

Это был последний шанс, когда враг мог добиться своих целей не только конкретно в городе на Волге, но и в целом в войне. Это понимали обе противоборствующие стороны, поэтому и без того ожесточенные бои стали еще более ожесточенными. В Сталинграде никто не хотел уступать.

Решающий удар Вермахт нанес, как ему казалось, 14 октября — и в течение этого дня казалось, что сможет сломить сопротивление героических защитников Сталинграда. Ведь гитлеровцы смогли овладеть одним из ключевых пунктов в обороне города — Сталинградским тракторным заводом.

После того как противник прорвался в город, вся его продукция — а в военное время, понятно, что это были танки — шла прямо в бой. Можно даже сказать, что вести схватку с врагом только что созданной или отремонтированной технике приходилось практически прямо с конвейера.

Теперь этот важный одновременно оборонительный и промышленный ресурс был потерян. Но вражеским силам развить успех не удалось — последние оставшиеся в строю танки остановили их прорыв, заставили вновь нести тяжелые оборонительные бои.

Хотя опасность падения города оставалась до конца октября. В этот день наши части получили пусть не очень большое, размером с усеченную дивизию, но все-таки подкрепление. Это давало надежду, что обороняющиеся смогут продержаться до фланговых контрударов, которые уже вовсю готовились. Более того, шло прощупывание оборонительных порядков, в частности, между сталинградской и закавказскими группировками противника. Разведка боем в этом районе в начале октября оказалась довольно успешной.

Как ни удивительно, но этот тревожный для себя звонок не заставил опытное командование нацистов насторожиться. На наше счастье, враг не предпринял каких-то дополнительных мер по усилению прикрытия флангов. Очевидно, близость берега Волги, а на некоторых участках выход к ней застили разум гитлеровских стратегов. Все это создавало благоприятные условия для внезапного сокрушающего контрудара.

Октябрь 1943 года

Формально в октябре 1943 года никакого особого перелома не случилось. Освобождение Киева произошло в первых числах ноября. Но не будем педантами, тем более что речь о стратегически важном для хода всей войны городе. Противник понимал не хуже советского командования значение столицы Украины, поэтому в 1941 г. рвался в Киев с каким-то остервенением, даже снял танковую армию Г. Гудериана с московского направления.

В октябре 1943 г. гитлеровцы с не меньшим остервенением обороняли город на Днепре. И не только его, но и многие другие города вдоль этой реки, называя свои позиции здесь Восточным валом. Так что освобождение Киева стало результатом целой серии операций по освобождению Левобережной Украины и занятию плацдармов на правом берегу. В общем, ноябрьский формально штурм Киева был подготовлен в октябре и тогда же был предопределен его успех. Противник впервые столкнулся с ситуацией, когда советские войска, пользуясь достигнутым превосходством в силе, наступали очень широким фронтом, по сути, вдоль всего Днепра.

В верхнем его течении завершилась Смоленская операция. А на юге развернулись ожесточенные бои под Мелитополем, Запорожьем и на Тамани. Это не позволяло нацистам маневрировать и использовать резервы на решающем в данный момент направлении. Даже трудно было понять, какой участок ключевой.

Гораздо проще было определиться Вермахту с планами союзников в Италии. Там чисто географически, если вспомнить очертания Апеннинского полуострова, широкого фронта для наступления никак не могло быть. А если учесть, что значительную часть этого ТВД занимают горы, то совершенно очевидно становилось, насколько неверным было решение о нанесения фактически утешительного для РККА удара союзными силами здесь, а не на севере Франции.

Но стратеги из Лондона в октябре 1943 года нашли для себя очередное оправдание. Как раз в этот момент отряд их кораблей был атакован германскими миноносцами, а без превосходства на море и в воздухе британское командование считало операцию по высадке обреченной. И не просто какого-то превосходства, а многократного.

Октябрь 1944 года

Десятый месяц 1944 года тоже в каком-то смысле стал переломным. Исход войны уже был давно ясен, так что союзники занялись гонкой за освобождение стран и территорий, которые они планировали контролировать после окончания Второй мировой войны.

Успехи Красной армии на Балканах, в Румынии и Югославии, привели к десанту английских войск в Греции. В противном случае родина демократии вполне могла стать страной народной демократии, как соседняя Болгария. Во всяком случае, с освобождением Афин греческие партизаны справились сами — без особой помощи Великобритании.
РККА в свою очередь обозначила свои интересы на прямо противоположном фланге сражения с фашизмом, проведя успешную Петсамо-Киркенесскую операцию на севере Финляндии и Норвегии. Хотя главной ее целью, конечно, было обеспечение безопасности прохождения арктических конвоев с ленд-лизом, ну и ограничение возможности по получению никеля гитлеровской промышленностью.

Если учесть, что советским войскам удалось к тому времени освободить Никополь с его никелевыми месторождениями, важность успеха в Заполярье трудно переоценить.
Но еще важнее для нацистов был контроль над нефтяными вышками. После перехода на сторону Красной армии и западных ее союзников Румынии, решающей стала добыча «черного золота» в Венгрии. И тут нацисты смогли удержать за контроль месторождениями.

Стоило венгерским властям подписать предварительное соглашение о выходе своей страны из войны, как в Будапеште произошел государственный переворот. Не случись его, Германии пришлось бы капитулировать гораздо раньше. Просто нечем было бы заправлять танки, самолеты и корабли. А так пронацистское руководство во главе с Ф. Салаши, пришедшее к власти в результате путча, сумело заставить свою армию сражаться до мая 1945 г.

В результате немалое число венгерских военнослужащих оказалось до середины 1950-х годов в советском плену. Вернувшись обратно, они устроили вновь попытку переворота. Но неудачную.

Для советских бойцов, да и для командования главным событием октября 1944 года стал прорыв на территорию так называемого Третьего рейха в Восточной Пруссии. Понятно, что многие воины были полны гнева и жажды мести. Но каждый боец помнил приказ Сталина еще от 23 февраля 1942 г., когда была надежда, что вступление в Германию случится много раньше. Советский лидер подчеркнул тогда, что Красная армия воюет не с германским народом и даже не с германским государством, а с фашизмом.

Источник: https://svpressa.ru/post/article/247715/

Интересное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *