Глава из книги «Схватка с неизвестностью». Автор КОЗЛОВА Е.А.

Публикуем главу «Участие ВСЧ МИНСРЕДМАША в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС»  из книги «Схватка с неизвестностью».  Автор:   КОЗЛОВА Е.А. К 25-летию Чернобыльской катастрофы и 25-летию сооружения объекта «Укрытие».

Полностью скачать книгу можно в разделе  «Книги и статьи»  с сайта:  http://www.nikimtatomstroy.ru/o-kompanii/sovet-veteranov/ .

Об участии военно-строительных частей МИНСРЕДМАША в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС МИНЭНЕРГО СССР.

1

Рассказывая подробно о монтажниках и строителях на страницах этой книги, необходимо добавить, какой огромный вклад в решение исключительно сложной и ответственной задачи внесли приданные МИНСРЕДМАШУ СССР военные строители, руководимые полковником Ю.М. Савиновым. Своим примером, личным мужеством он в течение всего периода строительства «Укрытия» вдохновлял подчиненных на ударный труд, непосредственно обеспечивал четкую организацию круглосуточной работы на стройке. И неизменно военные строители укладывались в самые жесткие сроки.

Такую же огромную помощь нашим специалистам оказывали призванные на шестимесячные сборы военнообязанные резервисты, которых за их полувоенный вид все называли «партизанами».

2

Указатель военного городка в Иванкове. Рядом майор В.И. Головнин

Умудренные жизненным опытом отцы семейств, часто высококвалифицированные специалисты, 40-45-летние мужчины не отказывались ни от какой работы, прекрасно понимая, какая опасность им угрожает при длительном нахождении в радиационной зоне. Они были прикреплены ко всем районам УС-605 и работали не только водителями миксеров, операторами бетононасосов, но и выполняли самые тяжелые работы, которые нельзя было механизировать. В условиях высокой радиоактивности под руководством специалистов ремонтировали узлы и агрегаты кранов, меняли поломанные двухметровые траки гусеничного хода, демонтировали проколотые арматурой огромные пневмоколеса суперлифта, вручную разгружали и догружали свинцовыми «чушками» контейнеры самоходного противовеса.

В случаях, когда выполнение задания бригадой принимало затяжной характер, руководители работ принимали решение о выводе людей из радиоактивной зоны и подписывали ходатайство перед командиром части об их досрочной демобилизации. На смену им приходили новые добровольцы и доводили дело до конца. Их вклад в столь быстрое завершение работ по сооружению «Укрытия» также неоценим, как и всех остальных участников этих работ. О том, как происходило формирование военно-строительных частей (ВСЧ) в Чернобыле и их участие в работах по сооружению «Укрытия», я попросила рассказать руководителей ВСЧ и их подразделений в Чернобыле: А.И. Чередова, В.С. Колдина, В.Я. Мигунова, Л.В. Абрамова, С.В. Сидоркина, И.С. Ляденко.

3

4Из воспоминаний заместителя начальника Управления строительства УС-605 по политической части полковника Виталия Яковлевича Мигунова, проработавшего на ЧАЭС с 7 июня по 11 августа 1986 года: «На ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС МИНСРЕДМАШ, которому было поручено постановлением Политбюро ЦК КПСС от 15 мая 1986 года проводить эту работу, направлял лучших специалистов со всех своих строек и объектов производства. Большая роль отводилась в этом военно-строительным частям, которые были сформированы в район Чернобыльской АЭС и вошли в состав УС-605.

Руководил и направлял всю работу по формированию ВСЧ на чернобыльской площадке полковник Савинов Юрий Михайлович — начальник Центрального управления ВСЧ ( командир в/ч 25525) при МИНСРЕДМАШЕ. Это был опытный, грамотный, волевой, решительный командир. Занимаясь в Управлении до назначения на должность командира в/ч 25525 кадровыми вопросами, он хорошо знал весь офицерский состав. Поэтому уже на первых порах безошибочно определял, кого командировать на чернобыльскую площадку. Очень тщательно инструктировал, с чего начинать и как проводить работу с личным составом, тем более что в военно-строительных частях здесь проходили службу и выполняли работу военнообязанные, призванные из запаса. Но первыми на ликвидацию аварии прибыли военные строители срочной службы Управления военно-строительных частей в/ч 64640 г. Днепродзержинска Днепропетровской области. Это управление было базовым на чернобыльской площадке. Всего в УС-605 было сформировано два полка и один военно-строительный отряд.

5

Летний палаточный городок войсковой части в Иванкове

Личный состав двух военно-строительных полков размещался в выстроенном в рекордные сроки военном городке близ поселка Иванков, расположенного за пределами 30-километровой зоны от Чернобыля, и в самом Чернобыле в здании школы-интерната. Военно-строительный отряд был сформирован на станции Тетерев в 100 километрах от Чернобыля. Размещался личный состав отряда в пассажирских вагонах и занимался расширением станции, приемом, разгрузкой и погрузкой грузов, прибывающих на станцию для УС-605. Станцию пришлось модернизировать, чтобы она могла принять огромный поток грузов, прибывающих на ЧАЭС.

В Управлении строительства УС-605 7 июня 1986 года из числа офицеров ВСЧ Министерства был создан политотдел, в который вошли полковник В.Я. Мигунов, майор В.И. Головнин, майор А.А. Алексеев, старший лейтенант Н.А. Анчербак. 8 июня 1986 года политотделом было проведено первое партийное собрание в помещении клуба пионерского лагеря «Голубые озера». На собрании присутствовало 60 коммунистов и около 300 человек инженерно-технических работников, рабочих и военнослужащих (более половины в то время сотрудников УС-605). С докладом о задачах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС выступил заместитель министра А.Н. Усанов. Главное на тот период — в короткие сроки, до октября 1986 года, построить укрытие над аварийным блоком («Саркофаг»), для чего в мае-июне необходимо было выполнить следующее:

1.Расширить станцию Тетерев, построить новые железнодорожные ветки для приема огромного потока грузов: техники и строительных материалов;

2.Построить три автоматических бетонных завода. Первый бетон должен был пойти уже 20 июня. (Эту задачу решало Обнинское Управление Строительства (ОУС). Руководили работами опытные строители — заместители главного инженера этой стройки В.И. Юрин и полковник С.П. Золотухин. Начальник Юрий Алексеевич Ус постоянно контролировал ход выполнения работ. 20 июня 1986 года в 18 часов начальник УС-605 генерал-майор Е.В. Рыгалов доложил Правительственной комиссии, что первый бетонный завод запущен, и передал в Правительственную комиссию образец первого бетона. Все три завода заработали к началу июля и в период обкатки к 14 июля выдали более 18 тысяч кубический метров бетона.);

3.Построить площадки для механизаторов: автомобилистов и тяжелой строительной техники;

4.Построить перегрузочную площадку, на которой перегружали бетон из «чистых» машин в «грязные» для доставки бетона на места укладки;

5.Срочно построить два санпропускника. Создать нормальные условия в зоне работ: построить бытовые помещения, оградить их бетонными плитами со стороны 4-го блока, очистить зоны 4-го блока и приступить к укладке бетона с тем, чтобы уже к 20 июня начать укладывать бетон в завал. (Эта задача была решена: первый, второй и четвертый районы УС-605 начали укладывать бетон в завал точно в срок);

6.К концу июня обустроить военный городок в Иванкове, чтобы принять военнообязанных, а затем подготовить его к зиме.

6

Генерал-майор Е.В. Рыгалов и полковник В.Я. Мигунов вручают грамоты и Благодарности от войсковой части военнослужащим

(И такой городок, сначала летнего типа, был готов уже в 20-х числах июня: установлены палатки, построен ангар, где размещалась столовая и все необходимые бытовые помещения, обустроена санитарная часть, санузлы, было обеспечено полное энергоснабжение. В конце июня городок начал заполняться военнослужащими).

7

На вертолетном поле в Чернобыле перед испытанием доставки колпака на ЧАЭС для закрытия реактора, привезенного с завода им. Антонова из Киева: В.Г. Гревцов, Я.С. Будилов, Ю.М. Савинов, А.И. Чередов, В.С. Колдин, Е.В. Рыгалов, Г.Д. Лыков, Л.В. Абрамов, Х.С. Хаметов, А. Степанов, В.Я. Мигунов, А.Н. Аликин, В. Е. Булат, Я.И. Денисов и др.;

7.Монтажникам к концу июля изготовить необхoдимое количество металлических конструкций для сооружения «Саркофага».

Им было необходимо установить все требуемое оборудование в туннеле под реактором. На всех этих работах принимали участие военные строители сформированного на чернобыльской площадке ВСО ДНЕПРОДЗЕРЖИНСКИМ УВСЧ (Желтые Воды). Личный состав работал круглосуточно, как и все работники стройки с самого начала. Располагался он в строящемся военном городке у села Иванков. Фактически с его прибытием из Желтых Вод и началось существование военно-строительных частей, участвующих в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

С военнообязанными проводилась кропотливая работа: определялось, кто по какой специальности может работать, по специальностям формировались бригады и закреплялись за районами. Постоянно разъяснялась значимость их участия в работе по ликвидации последствий аварии. Особое внимание уделялось безопасности при проведении работ в зараженной зоне. Санитарный режим, питьевой режим, прием пищи, систематическое медицинское обследование личного состава, смена спецодежды — все это было предметом пристального внимания командования.

Вся эта организаторская и воспитательная работа командования сформированного полка, а также командиров подразделений во многом способствовала тому, что за короткий срок, третью декаду мая и июнь, был выполнен огромный объем работ и созданы все условия для полномасштабного сооружения «Укрытия» на 4-м блоке АЭС. Построено три автоматических бетонных завода, пять санпропускников, перевалочный узел бетона, подъездные пути, выполнены неотложные работы в туннеле под реактором. Дезактивация площадки 4-го блока была завершена в августе и полным ходом готовили металлические конструкции для возведения «Укрытия», то есть все задачи первого этапа УС-605 были выполнены в срок».

8Из воспоминаний заместителя начальника Управления по тылу, начальника отдела тыла в/ч 64640 полковника Ивана Сергеевича Ляденко: «15 мая 1986 года поступил приказ начальнику УВСЧ в/ч 64640 г. Днепродзержинска Днепропетровской области из ЦУ ВСЧ (в/ч 25525). Было приказано выехать в Чернобыль для определения местности по расквартированию пятнадцати тысяч военнообязанных, находящихся в запасе Вооруженных сил СССР. 16 мая 1986 года начальник УВСЧ в/ч 64640 полковник П.А. Жук и его заместитель майор И.С. Ляденко прибыли в Чернобыль для подбора местности и установления палаточных городков по размещению личного состава военнообязанных.

В приказе начальника Центрального управления УВСЧ в/ч 25525 г. Москвы указано, что обеспечение всеми видами довольствия личного состава, прием и учет офицеров, прапорщиков, вольнонаемных и военнообязанных привлекающихся к ликвидации аварии на ЧАЭС, ведет УВСЧ в/ч 64640. 29 мая 1986 года был организован первый палаточный городок на поле поселка Иванков на 100 палаток из расчета одна палатка на 10 коек, столовая, санпропускник, туалеты и т.д. Был сформирован 1-й военно-строительный отряд 1308 ВСО во главе с командиром отряда подполковником И.П. Арнаутом. В июне стали прибывать первые команды военнообязанных. В дальнейшем личный состав военнообязанных выполнял следующие виды работ: осуществляли перегрузку бетона, отмывку бетоновозов, строительство баз стройиндустрии, демонтировали и заменяли проколотые колеса суперлифта, вручную разгружали и догружали свинцовыми 40-килограммовыми чушками контейнеры противовеса и выполняли много различных подсобных работ в условиях высокой радиации.

В ликвидации аварии на ЧАЭС участвовало много офицеров военно-строительных частей со всех республик Советского Союза. Работали добросовестно, не считаясь ни со временем, ни с опасностью для здоровья и жизни. Многие из них были награждены медалями и орденами Правительства. Светлая память останется о людях, которых с нами больше нет».

За выполнение работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС И.С. Ляденко награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени.

9Из воспоминаний заместителя начальника Управления военно-строительных частей в/ч 77083 подполковника Леонида Васильевича Абрамова, участвовавшего в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС с 9 июня по 3 октября 1986 года: «Я проходил службу в должности старшего офицера производственного отдела Центрального управления ВСЧ. В Чернобыле находился с первой вахтовой смены и уезжал почти под третью. Сразу после майских праздников первым от Центрального управления в Чернобыль уехал полковник В.В.Кириченко с группой офицеров и полковник П.А. Жук, который и формировал Управление военно-строительных частей в Чернобыле вместе с инженерно-техническим составом ЖЕЛТОВОДСКОГО УС.

Все необходимое оборудование и щитовые домики для военных строителей направлялись из Желтых Вод. Кириченко В.В. выбирал место для расположения лагеря под Чернобылем, ходил там по пояс в траве. Все, кто был с ним, получили серьезные дозы облучения, так как наглотались пыли, пока там ползали. Для дислокации полка выбрали территорию под поселком Иванков. В Тетереве определили место, куда будут разгружаться грузы, где должен располагаться военно-строительный отряд. Все налаживалось очень оперативно. Для работы в частях направлялся инженерно-технический персонал не только с нашего Управления строительства, но и с других строек Министерства.

10

Проводы офицеров. В.Г. Гревцов, Я.С. Будилов, Ю.М. Савинов, А.И. Чередов, В.С. Колдин и другие

11

После совещания в УС-605: В.К. Сперанский, Г. Середа, В.Я. Мигунов, Л.В. Абрамов, А.В. Бевза, Р.Н. Канюк и другие руководители

Что касается войск и как все начиналось. Стал прибывать личный состав. В Иванкове формируется первый полк, собирается отряд в Тетереве, все начинают обустраиваться. Начальник Управления ВСЧ — П.А. Жук, зам. по тылу — подполковник А.С. Панов, офицер из Центрального управления военно-строительных частей, тыловик, достаточно грамотный и серьезный, хорошо владеющий тыловыми вопросами.

Замом по производству для решения вопросов с инженерно-техническим составом назначен полковник Х.С. Хаметов, командиром полка в Иванкове — полковник П.Ф. Карпюк из Дубны. Вот примерно такое было начало. Это первая смена. Пока вопрос о формировании второго полка в Чернобыле в конце мая—начале июня не стоял. Эти вопросы решались в середине июня, когда заработал бетонный завод, начали возводить защитные стенки, стали устанавливать опалубку и заработали бетононасосы.

В первое время в Москву в Центральное управление шла очень разношерстная информация. Не было еще четкой налаженной связи с Министерством, где был создан штаб по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. И А.Н. Усанов принимает решение направить в Чернобыль координатора и поручает эту работу мне. В середине июня я начинаю работу в Чернобыле в должности заместителя начальника управления войск, но подчиняюсь непосредственно Ю.М. Савинову и И.А. Беляеву с ежедневным докладом утром и вечером в Москву.

Мне необходимо было проходить по всей территории, начиная с бетонного завода, получить сводку о том, сколько сделано и сколько бетона уложено, на каком участке и со стороны какого района. Я там хорошо набегался поначалу. Потом, когда наладилась диспетчерская служба, стало значительно проще получать необходимую информацию. Таким образом началась вся моя деятельность в Чернобыле. Что делалось в этот период? Становление завода, становление всех структур по организации питания. Работали в школе-интернате, в которой надо было вычищать все помещения. В июле А.Н. Усанов, Ю.М. Савинов практически переехали в Чернобыль, а А.И. Чередов приехал в начале июля и сменил П.А. Жука. Штаб потихонечку начал стягиваться в Чернобыль, и, естественно, отпала необходимость в моей должности. Меня не отпустили, так как Ю.М. Савинов принял решение отдать меня в подчинение А.И. Чередову замом по общим вопросам. Я стал заниматься организацией вывоза личного состава на работу и решением других вопросов, которых было очень много. Вопросы решаемые, но трудности были в чем: то транспорт опоздает, бетон приходит, а с бетоном некому работать. Вот такие накладки первое время были. Мы даже хронометраж делали, чтобы не опаздывать, куда в первую очередь направлять людей.

Как кадровый вопрос решался? Где вы столько набрали транспорта?

Транспорт шел со всех министерств, стоило только попросить, и сразу выделяли столько, сколько нужно было. Миксера даже в запасе стояли. Но вот где мы столько цемента взяли, где мы столько щебня взяли? Практически со всех строек материал шел. Все было переориентировано на Чернобыль. Причем программу со строек никто не снял. Вся страна помогала решать вопросы с материалами и техникой. Миксера шли к нам новые, прямо с конвейера.

На Правительственной комиссии было жестко?

Я бы не сказал, что так. Там ставился вопрос, кому и что необходимо и немедленно надо сделать. Каждый понимал свою ответственность и, как правило, принимал к немедленному исполнению. Если бы не было Правительственной комиссии, то труднее было бы решать вопросы с другими министерствам. Это все входило в компетенцию Правительственной комиссии.

12

В.С. Колдин, Я.С. Будилов, И.П. Арнаут, Л.Л. Бочаров после монтажа балки «Мамонт» среди офицеров войсковых частей

13

Развод личного состава для следования на работу. На переднем плане В.И. Нагорный и В. Федяев

Что хотелось бы еще в отношении офицерского состава сказать. Надо обязательно отметить, насколько тесными и серьезными были отношения между инженерно-техническим и офицерским составом. Воспринималось все с полуслова. Не было никаких конфликтов. Командиры рот, прорабы, мастера решали вопросы четко и оперативно. Хотя в повседневной службе таких проблем бывает достаточно много. Но в Чернобыле эта согласованность действий была залогом успеха, что вспоминается очень часто. Все вопросы решались спокойно. Это же были сильнейшие кадры нашей отрасли.

Нам неоднократно приходилось рассчитывать, сколько нужно замены, когда требовалась наша помощь. На очень опасные работы, где радиация была серьезная, например, очистка крыши вручную, когда графит выбрасывали, мы приглашали только добровольцев.

Сначала с помощью вертолетов мы фотографировали место очистки, просчитывали, сколько лежит обломков на этом месте. Рассчитывали пребывание — 20-30 секунд. Вот здесь надо отметить очень интересное отношение людей к работе. Когда этот вопрос решался по очистке вручную, Ю.М. Савинов принял такое решение: «Нужно, чтобы были только добровольцы, а не в приказном порядке посылать». И мне было поручено приехать в полк в Иванкове. Я приехал на развод в 7 утра. В строю стоит половина полка — более тысячи человек. Этот полк в основном весь работал на станции. Полковник Г.Г. Чебан проводит развод и предоставляет мне слово.

Я объяснил: «Нужны 200 человек для выполнения таких-то задач. За те 30 секунд, которые вы проведете на крыше, можете получить не более 10 рентген. При выполнении работ участники будут поощрены и отправлены домой. Подумайте, если есть желающие, то сделайте шаг вперед». Я впервые почувствовал, хотя читал об этом много, фильмы смотрел, как ведут себя солдаты в таких ситуациях. Когда же после моих слов, как во время войны, весь полк, вся эта тысяча шагнула вперед — гордость переполнила всю мою душу. Мне ничего не оставалось делать, как только поблагодарить всех и велеть командиру полка отобрать тех, кого он посчитает нужным. Когда я доложил об этом Ю.М. Савинову, он сказал, что в этом не сомневался. Подобные ситуации и в дальнейшем возникали довольно часто.

Когда мы рассчитывали необходимое число личного состава, все это делалось на перспективу, и вот в пиковый момент, когда шел окончательный монтаж «Демагов» и необходимость их передвижения, произошел большой скачок вверх по численности рабочей силы. Резервы были расположены не только поблизости, но это были тактические маленькие сиюминутные резервы по 100 человек. В один из таких дней в конце июля — начале августа мы подняли 1200 человек одновременно. Мы за сутки их приняли. Это была вторая смена, когда руководил А.И. Чередов. Но мы справлялись. И ни один район не мог сказать, что по нашей вине что-то не выполнено. Все делали одно дело и стремились закончить как можно скорее, и в этом наши резервисты, наши военнослужащие, призванные из запаса, никого не подвели.

Как отмечена ваша работа в Чернобыле и чем вы сейчас занимаетесь?

Вместе со многими другими военнослужащими я был тоже награжден и получил «Орден Красной Звезды». А в настоящее время я работаю в Российском государственном гуманитарном университете ведущим инженером в отделе пожарной безопасности и режима».

О задачах медицинской службы УВСЧ во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС прислал небольшую справку помощник начальника медицинского отдела УВСЧ капитан Сергей Витальевич Сидоркин, который проработал на ЧАЭС с 27 октября по 21 декабря 1986 года: «Первое — основная задача нашей медицинской службы — не допустить вспышки острых инфекционных заболеваний и острых массовых отравлений. Для этой цели проводился регулярный, в течение 24 часов, контроль за санитарно-гигиеническим состоянием столовых, контроль за технологией приготовления пищи, качеством мытья посуды, текущей уборкой, периодическими медосмотрами работников столовой, регулярный контроль за качеством водоснабжения.

14

С.В. Сидоркин

Второе — это лечение больных из числа офицеров, прапорщиков и, самое главное, военнообязанных. Лечение до 10 суток проводилось в лазаретах войсковых частей, свыше 10 суток — на базе ОВГ Киевского ВО и госпиталях, развернутых Третьим ГУ МИНЗДРАВА СССР.

Личный состав медицинской службы был представлен войсковым звеном, а не госпитальным, так как госпиталь МИНСРЕДМАШЕМ развернут не был. Срок командировки составлял два месяца, и к нам направлялись ответственные и наиболее профессиональные офицеры медицинской службы. Контролировал все это лично начальник медицинского отдела в/ч 25525 полковник медицинской службы В.П. Марьясов, который ежедневно лично принимал доклады по телефону и неоднократно приезжал в 30-километровую зону.

Медицинское снабжение осуществлялось очень оперативно через базу военного снабжения войсковой части 64640.

15

Офицерский состав медицинского отдела УВСЧ. В центре — С.В. Сидоркин

Стоило позвонить в Москву полковнику В.П. Марьясову и заказать необходимые медикаменты, и через два дня можно было уже ехать получать все в Днепродзержинск.

Личный состав медицинской службы это: майор Ю. Салаган, капитан П.С. Карусинов, подполковник Н.В. Батков и подполковник Н.Р. Иванов, Г.В. Белянинов, Барсуков, Д.К. Деревянко, С.Я. Белан и другие. В каждой части имелся санпропускник со сменой нательного белья, дозиметрическим контролем личного состава после выполнения работ на станции. Случаев переоблучения личного состава не было».

16

Майор Н.В. Волков, капитан С.В. Сидоркин, водители санитарных машин. Чернобыль, 7.11.86 г.

17

С.В, Сидоркин, С. Белан, Ю. Салаган. ЧАЭС, ноябрь 1986 г.

За участие в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС С. В. Сидоркин награжден «Орденом Мужества». После увольнения в запас с должности начальника медицинской службы — старшего преподавателя в/ч 09686 ВМФ в звании полковника С.В. Сидоркин, работая в Клинической больнице № 8 ФМБА России, активно проводит реабилитацию, диспансеризацию и лечение участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

18
Из воспоминаний начальника Управления военно-строительных частей УС- 605 полковника Александра Ильича Чередова, участвовавшего в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в период с 16 июля по 13 октября 1986 года: «В Чернобыль для ликвидации последствий аварии на ЧАЭС я прибыл по приказу начальника Центрального управления Ю.М. Савинова 16 июля 1986 года. К этому времени первые подготовительные работы по обустройству военных городков, частично вопросы снабжения и личного состава были решены. Ю.М. Савинов практически постоянно находился в Чернобыле вплоть до завершения строительства «Укрытия», лишь иногда выезжая в Москву для решения неотложных дел. Это в дальнейшем помогало мне как начальнику Управления оперативно решать многие вопросы, которые ежедневно ставились жизнью, работой и руководством стройки.

Основной нашей задачей являлось обеспечение труда военнообязанных в работах по ликвидации последствий аварии и строительству «Укрытия», то есть практически во всех видах работ, которые при этом выполнялись. Подразделения (роты) были закреплены за районами, выполнявшими работы непосредственно на станции и связанными со строительством «Укрытия», а также другими районами, обеспечивающими выполнение главной задачи. Работы выполнялись под руководством инженерно-технических работников при непосредственном участии офицерского состава. Командиры подразделений вплотную контактировали с руководством районов, совместно решали вопросы и, прежде всего, связанные с личным составом. В основе работ, выполняемых военнообязанными, лежал тяжелый ручной труд, который нельзя было механизировать и без которого практически было не обойтись.

19

А.И. Чередов проводит совещание. Присутствуют: Ю.М. Савинов, Ю. Стехно, И. Старосельцев, Л.В. Абрамов, Костичев и др.

20

На бетонном заводе В.И. Головнин, В.И. Юрин обсуждают результаты получения первого бетона

На бетонном заводе личный состав, работая в три смены, обеспечивал приготовление товарного бетона. Ударными при этом были сутки, когда было выпущено, с перегрузкой доставлено на станцию и закачано в тело каскадной стенки 6000 м3 бетона. Для сравнения из опыта работы на строительстве Игналинской АЭС могу сказать, что там, работая в условиях, когда нет радиации, в своевременно приготовленной посуде в течение месяца укладывалось 7000-8000 м3. Это еще раз свидетельствует о высокой ответственности за порученный участок работы практически всех участников ликвидации последствий аварии. За весь период практически не было аварий и срывов в работе бетонного завода.

Сугубо специфические и строго определенные задачи стояли перед личным составом 1308-го ВСО, расположенным в Тетереве. Им выполнялась разгрузка всех вагонов, прибывающих на станцию для Управления строительства. Это, прежде всего, цемент и щебень, а также товары и имущество, которое в дальнейшем перевозилось в специально построенные для этого склады временного хранения. Кстати, железная дорога и железнодорожные пути не были предусмотрены для приема такого количества грузов. Безусловно, станцию расширили, появились эстакады для разгрузки. Под руководством офицерского состава коллектив отряда, работая в очень напряженных условиях, достойно справлялся с выполнением работ, и, как результат, со стороны МПС не было ни одного нарекания в адрес УС-605 о простое вагонов. Разгрузка производилась в кратчайшие сроки, значительно ниже нормативного времени, при этом руководство железной дороги отмечало высокую исполнительность и должную организацию работ.

Следующей задачей являлась доставка транспортом цемента и инертных на бетонный завод. Это около трех тысяч тонн цемента, четырех тысяч тонн щебня и столько же песка в сутки. До 70 процентов водительского состава Управления автомобильного транспорта, занятого на перевозке песка, щебня и доставке бетона от бетонного завода на пункт перегрузки, было укомплектовано военнообязанными. Цемент перевозился в специальных машинах. На них, как правило, работали водители, направленные со строек Министерства. Щебень и цемент на бетонный завод доставлялся за 100 км из Тетерева, а песок и частично щебень поближе — из Припяти с пристани. На моей памяти нет ни одной ситуации, связанной со сбоем в доставке грузов или значительного дорожно-транспортного происшествия, хотя потоки машин не прекращались ни днем, ни ночью.

21

Военнослужащие на перегрузке бетона из «чистых» машин в «грязные»

Работу пункта перегрузки также обеспечивали военнообязанные. Первое время, когда начали возить бетон на станцию, то из-за высокой радиации машины очень быстро выходили из строя.

Так как дезактивировать их сложно, руководством стройки было принято решение устроить пункт перегрузки, тем самым разделить «грязную» и «чистую» зоны. Бетон, который привозился на самосвалах, выгружался в бетоновозы, которые дальше везли его к месту назначения.

В ходе работ в течение дня возникали непредвиденные ситуации, обстановка на различных участках менялась. Возникали новые задачи, которые нужно было решать сиюминутно, именно сейчас в связи с создавшейся обстановкой. Чаще всего для этого требовались дополнительно люди. В этих случаях вынуждены были привлекать к работам военнообязанных свободных смен.

22

После окончания работ по изготовлению каскадной стены. Ю.М. Савинов, А.И. Чередов, Г.Г. Чебан, В.И. Нагорный, В.Г. Гревцов, Л.А. Сиваков, И. Старосельцев и другие.

23

В.И. Нагорный, Ю. Стехно, В. Федяев на одном из собраний личного состава в/ч 62269. Встреча чернобыльцев с афганцами

В связи с тем, что такие проблемы стали возникать достаточно часто, я предложил Ю.М. Савинову сформировать одну роту, незакрепленную за конкретным объектом, а находящуюся в резерве, но при необходимости направляемую на выполнение таких задач. Скажу так, что в дальнейшем это способствовало более спокойной и плановой работе остального личного состава.

Обеспечение радиационной безопасности, недопущение переоблучения личного состава было также одной из основных задач, которые решались офицерским составом совместно со службой радиационной безопасности стройки. Нужно было защитить не подготовленных к работе военнообязанных, не знающих и не чувствующих этой опасности, от получения больших доз радиации.

В штат каждого полка был введен офицер в ранге заместителя командира полка по радиационной безопасности, а в ротах в ранге заместителя командира роты, которые ежедневно вели учет полученных доз и, в случае необходимости, своевременно докладывали для принятия решений. В местах работ велся постоянный дозиметрический контроль с составлением карты радиационных полей. Перед выходом личного состава определялась продолжительность работы исходя из уровня радиации.

Кстати, надо сказать, что сами военные городки были достаточно хорошо дезактивированы. В Иванкове перед началом строительства городка верхний слой земли был снят и вывезен, что позволило снизить фоновую радиацию. В Чернобыле пришлось забетонировать весь военный городок и прилегающую территорию, в помещениях провести дезактивацию и настелить пластикат.

Ежедневная влажная уборка производилась во всех помещениях, территория очищалась поливомоечными машинами, что позволяло существенно снизить облучение личного состава. Была налажена работа санпропускников и помывка личного состава на станции. В войсковых частях были организованы пункты помывки личного состава со сменой белья и рабочей одежды. И я не помню ни одного такого случая, чтобы максимальная доза облучения у военнослужащих была превышена и составляла более 25 рентген.
Мы даже при получении военнослужащим дозы 15-18 рентген решали вопросы о его выводе и обратном откомандировании.

Коротко о бытовых условиях и работе с военнообязанными. Прежде всего, необходимо отметить, что А.Н. Усанов и Ю.М. Савинов очень внимательно относились к военнообязанным, к их быту и условиям проживания, что позволило в кратчайшие сроки завершить строительство военных городков и создать им надлежащие условия. В то же время военнообязанные, люди, умудренные жизненным опытом, понимая, что они не брошены и в этих сложнейших условиях первостепенной необходимости строительства «Укрытия» им уделяется большое внимание, на глазах идет строительство и улучшается быт, с большим пониманием и ответственностью относились к выполнению порученной работы. Я прибыл, когда многие работы по формированию городков были сделаны.

Вместе с тем, необходимо было продолжить их дальнейшее обустройство. Так, например, в Иванкове в войсковой части 55237, которой командовал полковник Г.Г. Чебан, личный состав численностью до 3000 человек размещался в палатках. С целью улучшения бытовых условий и в плане подготовки к зиме начали строить щитовые казармы.

Продолжалось строительство трех ангаров для кухни и обеденных залов. Вводился в эксплуатацию один ангар для склада войскового имущества. Также были построены штаб, медсанчасть, летние душевые, на территорию городка подано напряжение, смонтирована трансформаторная подстанция, пробурена скважина для воды.

Офицерский состав размещался в вагонах-бытовках. В дальнейшем необходимо было смонтировать котельную, пробурить дополнительные скважины, смонтировать сети холодного, горячего водоснабжения и отопления, а также построить два санпропускника для помывки личного состава, КПП с библиотекой, выполнить освещение, радиофикацию и благоустройство военного городка с необходимой наглядной агитацией.

В Чернобыле в школе-интернате размещалась войсковая часть 62269, которой командовал полковник В.И. Нагорный. Численность личного состава около 2000 человек. Как я уже сказал, здесь, прежде всего, была проведена дезактивация помещений и территории. Поскольку жилых помещений не хватало, были поставлены двухъярусные кровати.

Имевшаяся в школе столовая с кухней из трех небольших котлов и маленьким обеденным залом не могла обеспечить питанием одновременно всех военнообязанных. Поэтому первоначально, до строительства новой столовой с большим обеденным залом, питание не подчинялось какому-то распорядку, а так как люди работали в три смены, было круглосуточным. Можно было прийти в любое время, в том числе и ночью, и тебя сытно и калорийно покормят.

Свидетельством тому, что в солдатских столовых кормили хорошо, является тот факт, что мы стали замечать, что к нам ходят питаться и специалисты, направленные со строек Министерства, хотя у них были свои столовые и значительно ближе расположенные.

А по внешнему виду их нельзя было отличить от военнообязанных, так как все были одеты в рабочую одежду. В конце июля за 20 дней была построена новая столовая с просторным обеденным залом. Тем самым вопрос с организацией питания нормализовался.

24

Награждение военных строителей и рабочих бетонного завода по результатам рекордной смены, выдавшей 6000 м3 за сутки

25

А.Н. Усанов награждает отличившихся военных строителей

В Тетереве 1308-м отрядом военных строителей руководил подполковник Н.Г. Брак. Личный состав, численностью до 400 человек, размещался в железнодорожных вагонах, переданных МПС. Хотя место расположения мало напоминало территорию военного городка, но в июне уже все имелось для нормальной жизни и быта военных строителей, которыми, в отличие от войсковых частей, комплектовался отряд.

Методы работы с военнообязанными, которым было, как правило, более 40 лет и у которых дома остались семьи со своими проблемами, безусловно, имели свои особенности. Методы наказания и принуждения как таковые вообще отсутствовали. Как правило, они осознанно и добросовестно без нарушений выполняли свои обязанности. Для некоторых участников ликвидации той беды, которая случилась в Чернобыле, было достаточно одной беседы. В случае, если возникали трудности в семье, старались помочь, в том числе обращались с письмами на предприятия, партийные и советские органы по месту жительства. В исключительных случаях предоставляли краткосрочный отпуск. Если уж говорить о методах воздействия, то это были поощрения отличившихся объявлением благодарности, вручением грамот, зачитыванием благодарственных писем семьям, а также в адрес предприятий по основному месту работы на построениях в полку (отряде) при подведении итогов рабочего дня (смены).

Грамоты и письма были от имени командира части, начальника Управления военно-строительных частей, командира войсковой части 25525. Подведение итогов в определенное время дня проводилось и через местные радиоузлы, по которому делались и другие объявления. Буквально единичные случаи можно привести, когда ввиду нарушения воинской дисциплины отдельные военнообязанные были откомандированы к прежнему месту службы. Приказ об откомандировании объявлялся перед строем при построении личного состава. Это было, пожалуй, самым тяжелым наказанием и имело большое воспитательное значение. Но таких случаев было очень немного.

Несколько слов об особенностях и методах руководства. Больших совещаний практически не проводилось. Рабочий день начинался рано утром с оперативного совещания у начальника стройки по итогам работы ночных смен и текущим задачам. Затем у себя в управлении доклады командиров частей и дежурных, короткое совещание с заместителями, указания, решение текущих вопросов и убытие на станцию. Все основные руководители стройки, а также А.Н. Усанов и Ю.М. Савинов постоянно находились на станции. Это позволяло оперативно влиять на любые ситуации. Самое важное то, что ни один разговор не был пустым, совет или просьба воспринимались как приказ для немедленного исполнения. Более перспективные задачи, требующие времени для подготовки и исполнения с определением сроков, давались немногословным, внешне не очень эмоциональным А.Н. Усановым на листочках бумаги.

На станции была создана обстановка высокой ответственности и исполнительности. Как правило, все указания выполнялись в срок. Этот метод руководства характеризует подбор кадров, привлеченных для работы на станции, а именно людей компетентных, ответственных, по личным качествам вызывающих симпатию.

К таким я бы мог отнести Ю.М. Савинова, мужественного, требовательного, но спокойного и доброжелательного командира, который к тому же всегда мог предвидеть возможное развитие событий и находился на самых ответственных участках. С его разрешения я уезжал со станции во второй половине дня для решения вопросов в Управлении, рассмотрения состояния дел в войсковых частях и отряде. По расстоянию это более 100 км. Прибывал в гостиницу уже поздно ночью.

Вместе с тем, в воинских частях и подразделениях проводилась и другая, очень важная работа. В свободное время был организован досуг. В частях действовали библиотеки, в подразделения выдавались газеты, журналы, работало телевидение, демонстрировались кинофильмы, периодически прибывали к нам с концертами штатные военные оркестры войсковых частей, в том числе в/ч 25525, которые участвовали в проведении разводов на работу и проводов после окончания работы на ЧАЭС и в других мероприятиях. Безусловно, проводы проводились с вручением поощрений, благодарностей и обязательно под оркестр.
У вас были оркестры на той и другой площадках?

Оркестры состояли из ребят, которые владели инструментами. Тренировались в свободное время, репетировали, изучали марши. Большую помощь в этом им оказывали штатные оркестры управлений в период командировок. Оркестр играл каждое утро при построении и при возвращении. Утром в 7 часов развод после завтрака и убытие. И вечером построение перед ужином. У нас была своя самодеятельность, было местное радио. То есть это была обычная часть со всеми атрибутами армейской жизни.

26

Внештатный оркестр войсковой части 62269

Еще я хотел бы отметить медико-санитарное обслуживание личного состава. Благодаря работе медицинских служб не было допущено желудочно-кишечных и других инфекционных заболеваний. При необходимости своевременно проводилось лечение в лазаретах войсковых частей достаточно опытными специалистами.
А переоблучения ни с кем не случалось?

Нет. Вот этого не было. Было два военнообязанных, у которых по показаниям индивидуальных датчиков оказалось более 30 рентген. Но как выяснилось впоследствии, они оставили свои дозиметры на какое-то время в зоне, где имелся повышенный радиационный фон. Проверив возможное облучение по радиационной карте на месте их работы, мы усомнились в достоверности показаний дозиметров.
Однако их отправили срочно в госпиталь, где все и выяснилось. А так, чтобы фактически реально кто-то из военнообязанных переоблучился, такого не было. Я хотел бы еще раз отметить обстановку высокой ответственности, исполнительности на всех уровнях, уверенности руководства, что порученное будет выполнено обязательно.

Зачастую в наиболее опасные места на разведку выходили наши офицеры. Приведу пример, когда потребовалось изучить состояние западной стены, где предполагалось сделать две опоры под установку балок Б-2 («Самолет»), две другие опоры были уцелевшие вентшахты. Надо было посмотреть опоры, которые делались по оси 50, по стене. Что они представляли собой после взрыва? Для обследований вызвался майор Л.Н. Горб. Его подняли в «Батискафе». Наверху ветер, «Батискаф» качает, и как сориентироваться, как ближе посмотреть, чтобы все рассмотреть? Он передает по рации, что ничего не видит. Опустили «Батискаф», открыли дверь, привязали его и с открытой дверью снова подняли. Предварительно его одели в свинцовые передники, чтобы меньше дозу получил, а дверь открыли, чтобы обзор был. Вот тогда ему как-то удалось увидеть состояние опор: одну следовало демонтировать до нужной отметки, а на другую для укрепления сделали металлическую коронку.

Вообще монтажники чудо там сотворили. Вот эту конструкцию «Самолет» в 165 тонн на высоте более сорока метров, удерживая и направляя с помощью строп, монтажники смогли поставить сразу на все четыре опоры. Это было счастье! Ведь весь монтаж проводился дистанционно. И машинист, и руководитель монтажа ориентировались только по мониторам. Потрясающе, я не переставал восхищаться мастерством наших монтажников. Но и нашим ребятам тоже досталось. Они же суперлифт разгружали и потом снова нагружали. А это 400 тонн свинца! Да и трос, когда его меняли, это же километры. И везде выручали наши военнообязанные.

27

Отъезд группы офицеров в/ч 62269 после выполнения задания в Чернобыле. Ю.М. Савинов, А.И. Чередов, В.И. Нагорный и другие

Когда вы уехали из Чернобыля?

Я уехал 10 октября, меня сменил В.С. Колдин, с которым знаком еще с Ново­сибирского военно-строительного училища, где мы вместе учились и одновременно окончили его в 1960 году. Это военное училище было придано МИНСРЕДМАШУ СССР. И практически я всю военную службу прошел в системе МИНСРЕДМАША. У нашего Министерства были не только свои города и учебные заведения (ВУЗЫ, ПТУ и Учебные комбинаты), но одновременно были военное училище и школа по подготовке сержантского состава, Это все заслуга нашего легендарного Министра Е.П. Славского, который всегда уделял огромное внимание вопросам подготовки и расстановки профессиональных кадров.

В 1986 году в МИНСРЕДМАШЕ было более 120 тысяч военных строителей (солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров и генералов). Мнение Е.П. Славского в Правительстве страны ценилось очень высоко. Поэтому и была поручена столь ответственная и важная работа МИНСРЕДМАШУ. Только нашими силами можно было справиться с такой сложной задачей, как возведение «Укрытия» в высоких радиационных полях. Только люди Е.П. Славского могли это сделать. И сделали же! Все это так характерно для нашей отрасли . Все самые ответственные дела выполняло наше Министерство. У нас были лучшие люди страны: ученые, инженеры, строители, монтажники, военные. Поэтому все и получилось. Жаль, что многие руководители, не жалея себя, фактически потеряли там свое здоровье.

Как сложилось ваша жизнь после Чернобыля?

До Чернобыля я возглавлял полк, который строил 1-й блок Игналинской станции. Когда его ввели в эксплуатацию, меня перевели в Шевченко, потом в Чернобыль, потом опять вернулся в Шевченко. Из Шевченко в Обнинск приехал заместителем начальника стройки, начальником Управления военно-стратегических частей. В Обнинске в 1991 году вышел в запас и работал до этого года проректором Обнинского университета атомной энергетики. Сейчас он реформирован и стал филиалом Национального исследовательского ядерного университета МИФИ.

Что мне хотелось бы добавить — это в первую очередь вспомнить своих друзей-чернобыльцев и высказать им признательность за совместную работу: генерал- майору Ю.А. Усу, Л.В. Абрамову, Е.А. Александрову, Е.И. Бабчанику, С.Я. Белану, И.П. Бутыреву, Е.Е. Вараксе, Л.И. Горбу, В.И. Головнину, В.Г. Гревцову, В.Ю. Губа¬нову, С.П. Золотухину, С.И. Йовбаку, А.П. Камышеву, В.А. Кузнецову, Р.Н. Купяку, В.П. Лощакову, И.С. Ляденко, В.Я. Мигунову, А.И. Медведеву, Н.Р. Нигматулину, Н.П. Новотрясову, А.С. Панову, В.Н. Пелеху, Ф.И. Плетневу, А.А. Попову, С.В. Сидоркину, В.Б. Сорокину, В.Н. Ткаченко, Г.Г. Чебану, А.В. Черыкову, В.М. Шишканову, а также другим офицерам и прапорщикам Обнинского управления строительства.

28

Ю.М. Савинов, А.И. Чередов, В.С. Колдин, А.П. Камышев, Я.С. Будилов, В.И. Нагорный, В.Г. Гревцов и другие офицеры УВСЧ при передаче дел очередной смене

Перед нами была поставлена задача обеспечить строительство «Укрытия» и дезактивацию территории и объектов на ЧАЭС. Мы эту задачу выполнили. Это чудо, что такая задача была решена за 6 месяцев. Вот такой у нас народ был в те годы. Теперь вряд ли это было бы возможно. Многие военные строители были награждены правительственными наградами, в том числе и руководство. Ю.М. Савинов награжден «Орденом Октябрьской Революции», я — «Орденом Красной Звезды».

Колдин В С357Из воспоминаний начальника Управления военно-строительных частей УС-605 полковника Валерия Сергеевича Колдина, который участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС с 3 октября по 23 декабря 1986 года: «В начале октября 1986 года я менял А.И. Чередова, он оставался со мной еще дней десять. В то время я служил на Игналинской АЭС в наших военно-строительных войсках в должности командира полка, и с 4 октября должен был ехать на лечение в санаторий вместе с женой.

Позвонил Ю.М. Савинову, сказал, что у меня все нормально и я готов идти в отпуск, на что он мне отвечает: «Давай приезжай в Москву, надо ехать в Чернобыль».

Приехал в Москву, представили меня Е.П. Славскому, дали добро, и 3 октября я прибыл в аэропорт Жуляны.

В Бункере Слева на право Будилов Я.Ф., Колдин В.С., Зябрев В.А., Перфильев А.А.

В.С. Колдин, И.Ф. Николаев, Б.Е. Щербина, К.Н. Москвин в «Бункере»

совещание

На совещании у И.А. Дудорова: Ю.К. Семенов, Я.С. Будилов, Е.П. Павкин, В.С. Колдин, Н.И. Лебедев, В.Г. Гревцов и другие

Пост сдал - Пост принял. Смена руководства УВСЧ

Вторая смена передает дела третьей смене. Я.С. Будилов, Г.Г. Чебан, В.С. Колдин, Ю.М. Савинов, В.Г. Дербенев, Л.А. Сиваков, В.Г. Гревцов, А.П. Камышев,В.И. Нагорный, В.Н. Хапренко, Павельев и другие

Там меня встретили и отвезли в Чернобыль в Управление военно-строительных частей менять А.И. Чередова. Жил в Иванкове, сначала в вагончике, так как еще было тепло, а в ноябре уже стало холодно, и я переселился во вновь построенный чешский домик. У нас построили два чешских дома, которые присылали для газовиков и нефтяников. Это было сделано по распоряжению А.Н. Усанова. И столовую построили, и одновременно два домика, потом третий поставили. Десять дней я знакомился, но на пятый или шестой день заболел. Отлежался три или четыре дня и пошел потихоньку на поправку.

0

На территории ЧАЭС И.А. Беляев, В.С. Колдин, И.А. Дудоров, Ю.М. Савинов, Е.П. Славский, А.Н. Усанов, В.Н. Хапренко, В.И. Рудаков, К.Н. Москвин

Пришел к Ю.М. Савинову, который меня успокоил, сказав, что все через это проходили. Одни раньше, другие позже. «Оклемался?» — «Оклемался». — «Ну все, приступай к работе, к исполнению обязанностей». А.И. Чередова отпустили, вручив ему гобеленовый портрет поэта Шевченко. И для меня начались чернобыльские будни: утром и вечером заседания Правительственной комиссии, где мое присутствие было обязательным. Я с Ю.К. Семеновым, заместителем председателя Правительственной комиссии, начал ругаться из-за чего? Люди допустимых доз нахватались, я не могу их туда отпускать, а по постановлению Совмина, если получено свыше 25 рентген, то следует положить в больницу и прокуратура возбуждает уголовное дело, чтобы выяснить, на основании чего произошло превышение предельно-допустимой нормы? А кто её устанавливал, эту предельно-допустимую норму? На полгода призвали, послали на стенку, были такие места, куда только дозиметристы бегали и военные строители. Их призывали на полгода и раньше их уволить не могли.

Если призывался в мае, то раньше ноября уволить нельзя было. А время — октябрь, куда их? И стали рассылать по нашим стройкам дослуживать. А они там пьянствовать начали, посчитали, что рентгены надо водкой выводить. Поэтому вопросы в каждом полку: «Когда поедем домой?» Я каждый день ездил то в один полк, то в другой, то в отряд и выступал утром и вечером. Работали в четыре смены. По 6 часов смена была, вот с каждой сменой я встречался и ставил задачу, как и что делать. «А домой я тоже хочу, — объяснял я призывникам, — домой вместе с вами поедем».

Ликвидаторы УС-905 Слева на право cидят- Дудоров И., Семенов. Слева на право Стоят- Павкин, Гревцов, Никитин, Зябрев, Бочаров, Будилов, Колдин, Сафронов

После последней оперативки у И.А. Дудорова в присутствии заместителя председателя Правительственной комиссии Ю.К. Семенова. Сидят: И.А. Дудоров, Ю.К. Семенов. Стоят слева: Е.П. Павкин, В.Г. Гревцов, В.С. Никитин, В. Лебедев, В.Ф. Зябрев, Л.Л. Бочаров, Я.С. Будилов, В.С. Колдин, П.Н. Сафронов

ррр

На совещании у В.П. Дроздова: В.Г. Гревцов, Я.С. Будилов, В.С. Колдин и другие командиры ВСЧ

о

На фоне школы-интерната, где располагался полк 62269, коллектив офицерского состава третьей смены

дд

Открытие памятника пожарным на территории в/ч в Иванкове 30.11.86 г. Присутствуют родители и сестра Виктора Кибенка, В.С. Колдин, В.Н. Хапренко, Я.С. Будилов, Л.А. Сиваков

Подошел к А.Н. Усанову: «Александр Николаевич, когда можно отправлять?» На что он ответил, что не может этот вопрос решить, так как не он принимал это постановление. Но в то же время я мог уволить, то есть отправить домой по семейным обстоятельствам, или если это постановление нарушалось. У меня несколько человек было, у которых по трое детей. Их не имели право призывать, или 50 лет исполнилось, а можно было только до 49 и тех, кто имел двоих детей, свыше нельзя. Если он бездетный или молодой, тоже нельзя, только с 25 лет. Один раз приходит ко мне мичман в форме. «Товарищ полковник, посмотрите мои руки, у меня рак кожи». — «Где ты служил?» — «На атомной подводной лодке». — «А сюда зачем приехал?» — «Денег хотел заработать». Приехал, а у него сразу аллергия. Я его тут же отправил в медицинский отряд, а через месяц после лечения отправил домой. А когда легкую кровлю делали, герметизировали, работая рядом с 4-м блоком, я давал своих хлопцев, которых тут же отправил домой после этой трехдневной работы.
Если военнослужащий набирал предельно-допустимую дозу, его отправляли домой?

Нет, это только я такое мог сделать по семейным обстоятельствам и только так. А если получил дозу, то сидели по казармам, и всё. Народу полно, я их кормлю, а направить на работу не могу. Отправлять на другую стройку? Их там поить, кормить, они и работать не будут, а только пьянствовать. Потом потихоньку договорился с Ю.М. Савиновым, а потом и с А.Н. Усановым, что могу по семейным обстоятельствам уволить. Александр Николаевич: «Ну и увольняй». Но тут же прокурор приехал из Днепродзержинска выяснять, на основании чего и почему отправляют военных строителей.

А сотрудники КГБ у вас были?

У меня на каждый полк было по 4 человека из КГБ, я их всех знал в лицо. Они каждый день приходили ко мне и докладывали обстановку. Довольно толковые парни были и отлично работали. Я их всегда вызывал к себе, когда чувствовал, что где-то становится тревожной обстановка. Как они работали, что они делали, я не знаю, но все эти волнения прекращались. Когда они уезжали, мы их наградили грамотами и часами. Отлично работали. Дудоров даже об этом и не знал, так как я ему и не докладывал.

Говорят, что вы прерывали отдельным лицам сборы за пьянку?

Да нет, мы просто лишали премии, писали домой в совхоз или в колхоз, что вместо того, чтобы выполнять свой патриотический долг, он пьет. Ребята все это знали, и это было очень действенно. Вечером на построении объявляли, и потихоньку все это сошло на нет. Я им говорил, что если я сказал — значит сделаю. И потихоньку люди начали собираться и уезжать. Причем не куда-то на стройку, а домой, и я постепенно часть расчистил. А как их собирали? Сначала через военкомат призвали, разбросали по всем стройкам, собирали данные по ним, а потом через Центральное управление по мере необходимости направляли к нам.
Вы можете сказать, сколько у вас военнообязанных отслужило в 1986 году?

В моей смене порядка 15 тысяч человек прошло. На самом последнем этапе пошли письма из дома: «Мой муж тяжело болен, а он еще деньги не получил за Чернобыль, вышлите». Я к В.Г. Гревцову: «Поднимайте все приказы, начинайте считать и отправлять деньги домой через бухгалтерию». Нам прислали в помощь бухгалтеров- офицеров и несколько женщин, и начали постепенно высылать деньги. Когда я уехал 23 декабря, они еще на полгода оставались, расчеты делали и только после этого отправляли деньги, а то еще и денег не было. Столько людей проработало, а им платить нечем. Потом все отладили.

Я приехал, когда только поставили трубы и каскадную стенку. Остальное при мне делалось. Л.Л. Бочаров дважды поднимался в «Батискафе», когда «Мамонт» ставили. Второй раз поднимался, вернулся, зрачки расширены. Я его к себе в кабинет, доктора вызвали. Очень отважно он везде шел. Молодец! Об этом мы не рассказывали, потому что Щербина запрещал нам встречаться с корреспондентами газет и с журналистами. Хорошо, что Лыков пробил фильм, но где он находится, так и неизвестно. Снимали из Новосибирской студии. Все равно подробно так не рассказывали о нашей работе. Например, «партизаны» пробивали в стенах отверстия, чтобы определить остатки топлива и вставить датчики. Люди сильно облучались. С физиками по этому поводу страшно ругались и я, и П.Г. Ким. Его на совещаниях останавливали: «Петр Григорьевич, не выражайтесь. Я вас отправлю домой». А он: «Ну и отправляйте, я сюда третий раз приезжаю и спасибо вам скажу, если отправите». Ругался ужасно. Монтажник. Но справились с такой задачей! Патриотизма было полные штаны!

29

Офицерский состав войсковых частей перед отъездом.

Среди военнослужащих В.С. Колдин, Я.С. Будилов, С.В. Сидоркин, В.М. Шишканов, В.Ю. Губанов, Н.Ю. Саматин, Г.В. Белянников, Г.Г. Чебан, П.Н. Сафронов, О.С. Куваев. 5.12.86 г.

Все мечтали дожить до 2000 года, чтобы увидеть, каким он будет, новый XXI век? Гревцов еще с Дудоровым потом Спитак восстанавливали. Я же две операции перенес, а пока работаю в Электростали на машиностроительном заводе ведущим специалистом — военпредом. Уволился в запас в 1991 году, когда подошел срок. Потом было сокращение. Я был на Игналине. А здесь дочка жила, и я приехал в Электросталь.

Когда стал в конце 1986 года передавать Управление, то из двух полков и отряда сделали один полк. Передали имущество. На следующий год, кто оставался, жили в Чернобыле, там в подвале отличная столовая.

Как вас наградили?

Получил высшую награду ЦК комсомола «Воинская доблесть». Когда пять лет прошло, то «Орден Мужества» получил. Рассказывая о событиях в Чернобыле вместе с участниками ликвидации катастрофы на ЧАЭС, А.И. Чередов и В.С. Колдин вспоминали многих своих товарищей, с кем пришлось руководить войсковыми частями в эти трагические для Родины дни: С.Я. Белана, Н.Г. Брака, Я.С. Будилова, Вислоуса, Гордиенко, В.Г. Гревцова, В.Ю. Губанова, В.Г. Дербенева, Кабирова, В.А. Калашникова, А.П. Камышева, В.А. Кузнецова, В.П. Лощакова, П. Михно, В.И. Нагорного, Р.Н. Нигматулина, А.С. Панова, Павельева, А.П. Пинигина, Ф.И. Плетнева, И. Старосельцева, Н.Г. Стаецкого, Э.Б. Пека, А.А. Перфильева, Л.А. Сивакова, Ю. Стехно, В.Н. Ткаченко, П. Третьякова, Федяева, Х.С. Хаметова, Г.Г. Чебана, Черненко, Яресика и многих-многих других.

Все они с большой ответственностью относились к выполнению поставленных перед ними Правительством задач и вместе с тысячами военнослужащих военно-строительных частей МИНСРЕДМАША в заданные сроки выполнили их. Выполнили, несмотря на тяжелейшие условия работы, несмотря на полное отсутствия опыта по ликвидации таких катастроф, когда неизвестно все, даже поля радиации в зоне работ, но они справились. Все они Герои и заслуживают огромной признательности как в нашей стране, так и во всем мире, потому что они боролись с неизвестностью, угрожающей всему человечеству, и победили. Все, с кем я встречалась, подготавливая материал для этой книги, — все ветераны нашей атомной отрасли. Вот недавно, в сентябре 2010 года, в Кремлевском дворце отмечали 65-летие создания атомной промышленности. Было много молодежи. Конечно, Министерство (теперь Росатом) помолодело, но на такие вечера, особенно юбилейные, следует не забывать приглашать наших ветеранов, особенно чернобыльцев. Надо, чтобы молодежь видела их и знала, какие достойные люди работали в нашей отрасли и на кого им надо равняться. Надо возрождать былую славу нашего Министерства.

30

Интересное


1 комментарий

  1. огромное спасибо за эту информацию, Встретились даже знакомые лица,в основном из режимных городов. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *