Классик. Очерк о Николае Шенцове.

Скачать материал в PDF

Вместо пролога.

Вот уже около года прошло в того момента, когда на сайте 25525.ru  был запущен проект, рассказывающий о судьбах выпускников Волжского  военного строительно-технического училища 1978 года.

Начался этот  проект с события, мимо которого невозможно было пройти:  дня памяти  нашего товарища – Рубайло Николая Петровича,  погибшего при исполнении воинского долга http://25525.ru/pamyati-rubaylo/

Благодаря поддержке проекта со стороны первого заместителя председателя комитета «Союза офицеров — ветеранов военно-строительных частей атомной энергетики и промышленности» и модератора сайта 25525.ru полковника в отставке Перевощикова Александра Константиновича,  почти за год удалось рассказать о 20 однокурсниках  из 152…

Иной раз, берясь за подготовку очередного материала, стараешься отогнать от себя мысль о том, что не получится «вытянуть» этот проект, поскольку не все зависит от одного желания  организатора проекта и модератора сайта.

За сорок один год  с даты окончания училища наш курс потерял каждого пятого — 30 человек нет с нами.  Кто о них нам расскажет?  Еще 20 человек  растворились где-то на необъятных  просторах России и за её пределами. Где они, чем живут,  хотят ли поддерживать связи с однокурсниками и участвовать в ветеранском движении? Эти и другие вопросы повисают в воздухе без ответа.

Очень хотелось бы, чтобы данный проект поддержали сами ребята, делясь своими воспоминаниями и фотографиями.

«Мы живы, пока о нас помнят», — должно стать девизом для тех, кто хочет  оставить о себе память для своих потомков. Чтобы внуки, смотрев на фотографии юного курсанта ли, офицера ли,  с гордостью говорили, — это наш дедушка, он защищал, строил, ликвидировал. Вот проект и носит именно эту цель.

Я в очередной раз благодарен Владимиру Георгиевичу Долгих за прекрасно подготовленный и изложенный им материал об уважаемом  нашем  однокурснике – Шенцове Николае  Анатольевиче.

Выпускник ВВСТУ 1978 года, полковник в отставке Науменко В.А., октябрь 2019 г.

Классик.

Соперник, жёстко захватив и сжимая «мёртвой» хваткой  шею, миллиметрами тянул и тянул к ковру. Пот, смешавшись с хлеставшейся кровью из прокусанного уха, катился по щекам, размазываясь по всему лицу, затмевая глаза, стекал багровыми струйками на плечи, не позволял поймать и сцепить ускользающего противника. Казалось, ничего не могло помешать его победе. Ещё один и миг – и всё! «Туше», позор возвращения в родную школу и нескрываемый гнев в глазах тренера. «Проиграешь – в зал больше ни ногой!». Да и приз победителю доставался хороший по тем временам. Самый настоящий спортивный костюм! Для семиклассника Коли Шенцова, уже не первый год влюблённого в таинства и непреодолимую силу классической борьбы, он был и желанным, и необходимым.

«Второе дыхание» появилось, как обычно, неожиданно. Да и соперник уже поверил в скорый успех, ослабив хватку. Совсем, казалось бы, не намного. О чём уже в ближайшие доли секунды и пожалел. Ловкий приём, проведённый Николаем, и вот уже без какого – то мгновения фаворит  бессильно лежит, припечатанный обеими лопатками к скользкому ковру. Это будет потом – и пьянящая радость победы, и взметнувшаяся ввысь рука виктории, и мигом потеплевшие глаза тренера. Сейчас же было только одно ощущение – валившей с ног смертельной усталости и осознание своей самой главной победы. Победы над собой.

Выбор сделан.

Сколько ещё в жизни у подполковника внутренней службы Николая Анатольевича Шенцова будет таких вот побед, наверняка, известно только ему. Нам же понятно одно – их ожидалось немало. Хотя бы потому, что характер у офицера был по – настоящему бойцовский, крепкий, замешанный на,  по – настоящему, стальном сплаве бескорыстной спортивной дружбы и армейского войскового товарищества. Когда сам погибаешь, а товарища всё же выручаешь. Да и времена на его долю выпали, что ни на есть, пригодные для нескончаемой закалки этого самого характера. В которые даже китайские мудрецы, которым в знании жизни отнюдь не откажешь, рекомендовали жить своим врагам и недоброжелателям. Времена нескончаемых перемен.

Пока же юный новосибирец Николай Шенцов с аттестатом зрелости, удостоверением кандидата в мастера спорта по классической (ныне греко – римской) борьбе и нехитрым дорожным скарбом ехал почти через половину страны попытать счастья на армейской стезе. В доселе малоизвестную подмосковную Дубну, в Волжское военное строительно – техническое училище. Не последним оказало влияние на не самый простой выбор, мнение его двоюродного брата Геннадия, способного и перспективного воспитателя командных кадров для войск. Далее, будто одно мгновение – успешно сданные экзамены, зачисление, учёба, строгости воинского воспитания, порой с избытком сдобренные энтузиазмом ретивых отцов – командиров. Постигал военное ремесло молодой новосибирец основательно. Даже на любимый спорт находилось время. Но, к сожалению, только на первых порах. Ну, не нужны в войсковых частях тогдашнего Средмаша титулованные мастера! В славном деле мобилизации военных строителей на безусловное исполнение производственного плана в почёте иные качества. Да и умение с навыками тоже. Помните, сколько их, подававших немалые надежды в большом спорте, училось у нас на курсе!? И сколько их осталось уже к первому летнему отпуску. Но кто из них задумывался, видя, как отлетает прочь ещё такая желанная надежда, когда впереди целая жизнь. Такая, казалось бы таинственная и от этого не менее прекрасная.

«Нас водила молодость…»

А разве могла быть другая при таком её начале? В прекрасный летний день, под звуки торжественных маршев и поздравительных речей начальства, о существовании которых ещё ничего не знал вчера. А сегодня на плечах золотистые погоны с первыми звёздочками. Лейтенантскими. Вместе с казённым предписанием с адресом нового места службы. Крепкого середнячка Николая Шенцова вожделённый Новосибирск обогнул стороною. Да и «руки», могущей защитить, в наличии не оказалось. Одна радость – строительное управление тогдашнего Томска -7, куда и должен был прибыть молодой офицер для дальнейшей службы, находилось совсем рядом. Даже  с учётом сибирских просторов. Повезло и с войсковой частью. Хотя, опять же, с какой стороны смотреть. С одной – личная причастность к решению поистине государственных задач по строительству гиганта советской промышленности – Томского нефтехимического комбината. С другой – полк, в который прибыл Николай, ещё только обживался. Помещения ещё пахли свежей краской, а в некоторых ещё продолжалась работа. Да что там запах краски – неизменного атрибута каждого военного городка КПП и того ещё не возвели!

А вот знакомство с горячо любимым личным составом, думается, обошлось без видимых сенсаций. Солдаты и сержанты собирались, как принято говорить, с бора по сосенки со всего необъятного бывшего СССР.  Наряду с последним призывом изрядное их количество прибыло из других частей Министерства. Принцип, по которому формировались подобные команды, всем хорошо известен – с отличниками военного строительства отцы – командиры на местах расставались крайне неохотно. Откомандировывались всё больше нарушители дисциплины, раннее судимые и прочий неустойчивый контингент. Не обошлось и без «экзотики». В виде нескольких сотен парашютистов – десантников, комиссованных из войск. Они даже тельняшки снимали далеко не всегда. Надо ли говорить, что большинство из стоявших в строю перед молодым лейтенантом Шенцовым бойцов были его ровесниками? Или годились ему в старшие братья? И по возрасту, и по жизненному опыту.

Но, как говорится, бог не выдал, свинья не съела. Открытый, трудолюбивый и простой в общении командир сразу же пришёлся ко двору. Многое почерпнул Николай и у своего ротного – Бориса Хлопяника. Учил он своего «зелёного» зама быть, прежде всего, самому примером для подчинённых, изучай их, использую затем полученные знания. Строя же взаимоотношения, опирайся исключительно на устав.  И никогда не иди  на сделки, какие бы заманчивые перспективы они не несли.

Словом, закружилась – завертелась жизнь – службёнушка. Убывали в часть рано – возвращались поздно. Выходные, так вообще, оказывались на первых порах из категории редкостной. С другой стороны – сил, казалось, невпроворот, новых идей – хоть отбавляй. да и масштабы завораживали – объекты, на которых работала рота, росли, на глазах. Приходилось практически с нуля, среди самой настоящей тайги возводить одну из важнейших составляющих будущего Нефтехима канализационно – очистительные сооружения. И не только его, но в перспективе всего Томска. Помните слова Владимира Маяковского как «неважен мокр уют»? Таковым он был и на той площадке. Неказистая бытовка – вагончик, вода – по расписанию, грязь – по уши, еда – привозная. Такие условия требовали постоянного контроля и участия офицеров роты. Вот и приходилось нашему герою чуть ли не каждый рабочий день отмерять пару – тройку километров по уже казавшейся вторым домом стройплощадке. А где найдёшь и где потеряешь – ещё никому предугадать неведомо. Нашёл и Николай здесь своё счастье. Поразила его сердце  молодой инженер, выпускница Томского инженерно – строительного института Наталья, работавшая здесь же. И вот уже почти четыре десятка лет они вместе. Тут уж всё пополам – и горе, и радость, и тяготы воинской службы вместе с лишениями.  Вот уже почти четыре десятка лет вместе, сын Денис, дочь – Мария. У каждого из них уже своя жизнь, свои цели и, конечно же, свои свершения.

Нам путёвку выдал комсомольский комитет.

Между тем, старание и трудолюбие молодого офицера не осталось без внимания командования. Подкупала в первую очередь простота и открытость, с которой  Николай сходился с людьми. И, конечно же, его спортивное прошлое, которое просто притягивало солдат. Поэтому за первыми результатами дело не стало. Не канула в бездну и забота об образовательном уровне – уже через два года он стал студентом – заочником исторического факультета Томского госуниверситета. Скоро ему предложили возглавить комсомольскую организацию полка. Новый круг обязанностей вначале захватил Николая, но скоро пришло жёсткое понимание, что это не его. Отпугивала, в первую очередь заорганизованность в работе, когда бумага протокола запросто заменяла живую работу, к которой так стремился молодой комсомольский вожак. Никак не мог он принять и так называемую «борьбу за численность», когда, невзирая порой на желание, бойца принимали в ряды Всесоюзного Ленинского. А что он может возразить, когда офицер требует? Гонка за численностью усугублялась и позицией комитетов ВЛКСМ строек, в состав которых организационно входили и комсомольские организации войсковых частей там работающих. От них также  требовали отчёта обкомы и горкомы. Причём со много большим энтузиазмом. А к чему, собственно, агитировать гражданскую молодёжь, у которой в большинстве уже сложилось твёрдое мнение о комсомоле, если есть практически неисчерпаемый резерв среди военных строителей? Ну, а будет тамошний секретарь перечить, «надавим» через командиров. Что уж греха таить, трусоваты были наши большие начальники, редко могли возразить и парткомам стройки, и их руководству. Даже в таких вот, казалось бы, не входящих в их поле зрения вопросам.

Едем мы друзья, в дальние края.

Возвращение «к истокам», в роту Николай Анатольевич пережил просто. Что ни говори, а опыта и в расширении кругозора, и в смене обстановке накоплено немало. Да и времени на переживания особо и не было – на первых порах осваивался в новом коллективе, а затем армейская судьба подкинула ему совсем уж неожиданный кульбит. В виде направления для дальнейшего прохождения службы в славный  город Навои. Каково – из широт северных в широты южные! За какие – то несколько дней, с нехитрым скарбом и вместе с супругой.

То, что предстало на новом месте глазам нашего героя, вряд ли нуждается в описании. Не тот формат. Скажу одно – в сравнении от увиденного там, томские впечатления молодого лейтенанта оказывались самой настоящей сказкой. Тем более, возможностей увидеть местные «достопримечательности» ему создано было немало. Служить приходилось и в «ядре» полка, и на «точках». И заместителем командира роты, и их командиром. Особо трудно было в местечке Бахмал, что в нескольких сотнях километрах от Навои. Отдельная рота, со своим хозяйством, распорядком, традициями. Последние, кстати, оказались не самыми славными. Скорее, наоборот. Два ротных офицера  с разной периодичностью были сняты раннее с должности и отданы под суд. Николаю удалось переломить обстановку и создать по – настоящему хороший коллектив. Что ему пришлось при этом преодолеть, знает, по – видимому, только он сам. И его супруга.

Впрочем, находились и поводы для радости. Там, в Узбекистане у них родился сын, несмотря на немалые преграды, удалось в Томске закончить университет, став дипломированным историком.

Изведал там Николай Анатольевич и настоящую мужскую поддержку, которая ему очень пригодилась в противостоянии с одним очень уж ретивым, но мало дружащим с фактами, старшим начальником. Словом, помнить офицера штаба майора Владимира Быкова, подставившего тогда плечо, он будет, наверное, ещё не один год.

А разве радость от преодоления трудностей, которые ещё совсем недавно казались вечными разве не радость для полного сил и желания служить офицера!?

Где родился – там и пригодился.

Служил бы и дальше Николай Анатольевич в южных широтах. Не совсем охотно старшие начальники шли в те времена на ротацию кадров. Но в Новосибирске оставалась уже старенькая мама, которая нуждалась в сыновей заботе. В результате её неоднократные просьбы по переводу единственного сына Николая для дальнейшего прохождения службы в Новосибирск были удовлетворены. Так по семейным обстоятельствам и закончилась «горно — пустынная страничка» в служебной биографии семьи Шенцовых.

Начинать вновь пришлось с роты. Правда, скоро вызвал Николая командир части полковник Чебан и предложил возглавить роту «партизан». Кто помнит, именно так и называли призванный из запаса контингент. Тогда, в связи с аварией на Чернобыльской АЭС, Средмашу удалось «продавить» правительственное решение и в военно – строительные части потекли сотни обладателей многих дефицитных рабочих специальностей. Мол, на военные сборы по подготовке к командированию в Чернобыль. Заключались они в банальной работе на стройках, в структуру которых и входила войсковая часть. Хотя многие из прибывших после прохождения медицинской комиссии пополняли ряды «ликвидаторов». Для руководства строек на местах такое вот «обучение» было довольно выгодным делом – практически все «партизаны» были достаточно квалифицированными специалистами. Водителями, механиками, электриками, сварщиками. Надо ли разъяснять, насколько себестоимость каждого из них отличалась от местных кадров? Ни жилья тебе представлять не надо, ни соцкультбыта, ни питания. Всё брала на себя войсковая часть. Да и зарплату вовсе не обязательно «надувать». Всё равно с вопросами не обратятся. В накладе оставался разве что командный состав столь беспокойного воинства. Уж что – что, а воинская дисциплина, для него находилась далеко не на первом месте. В числе командиров, непосредственно руководившими подобными формированиями и оказался Николай Шенцов. Но мы уже видели не «зелёного» лейтенанта, а умудрённого серьёзным опытом, прошедшего «огонь и воду» капитана. Другой вопрос, во сколько нервной энергии встали для них такие вот «ноу – хау» руководства строек? Но кто когда на тех этажах производил подобные подсчёты?

Скоро военно – строительный полк он сменил на «учебку», но не надолго. Пришёл приказ об её расформировании и пришлось вновь вернуться в родные пенаты. Впрочем, ненадолго. Шагающая по стране «оптимизация» настигла и атомную отрасль.

И носило меня, как осенний листок.

Первыми под нож пошли строительные комплексы. Стараясь ещё продержаться на плаву,  начальство, не задумываясь, освобождалось от тянувших вниз издержек. В том числе и от военных строителей. И для офицерского состава начался период поиска. Поиска новой судьбы, поиска иной роли в наступающей не совсем ведомой для большинства из них  жизни. Здесь получалось почти как у классика. Помните, про несчастные семьи? Служебный путь у каждого офицера в то смутное время был свой. И зависел только от него самого. Не стали исключением и перипетии капитана Шенцова. Где только не пришлось приложить ему свой труд! И в налоговой инспекции, и на административной работе в одной из больниц города. Отвечал даже за состояние техники безопасности на одном из предприятий атомной отрасли. Откуда его никак не хотели отпускать. Уж больно подготовленный и принципиальный получился из него сотрудник. Не обошлось, конечно же, и без органов внутренних дел. Попал туда на службу Николой, с его слов, волей исключительно случая. Его автомобиль, разболтанная «копейка», испустила дух аккурат возле здания Дзержинского РОВД Новосибирска. Вошёл в него наш герой капитаном, а покинул уже подполковником милиции. Почти через пятнадцать лет. В отличие от родных войск карьера у стражей порядка задалась сразу же. И через пару лет Николай Анатольевич возглавил тамошний отдел дознания. Трудно было, конечно. Особенно на первых порах. Незнакомая специфика  службы, и взаимоотношений  накладывались на пробелы в образовании. Сколько раз, наверное, с досадой он сетовал – не тот, мол, выбрал факультет университета! Вот бы поступить на юридический! Но, как известно, история сослагательного наклонения не допускает. Вновь помог немалый жизненный опыт, умение ладить с людьми. Не стеснялся молодой начальник и спрашивать, когда возникали вопросы. Даже у своих бывших сослуживцев – юристов, нашедших должности в городе. Не остались в стороне и друзья, с которыми ещё с курсантской поры у Николая Анатольевича никогда не было дефицита.

«К вам едет Шенцов!»

Один из них помог и с его нынешней должностью в службе безопасности ООО «Вестфалика». Фирмы, торгующей разнообразной обувью в приличных масштабах. И не только в Новосибирске. Ещё её  часто представляем рядом с популярной певицей Валерией, бывшей долгое время лицом фирмы.

Правда, поработать пришлось подполковнику запаса там на первых порах рядовым сотрудником. Но и здесь начальство быстро разглядело потенциал, скрывавшийся в новичке. Тем более, помог случай. После очередной ревизии, проведённой новым сотрудником, парочка ветеранов, которым по расчётам пришлось бы опустошить кошелёк, покрывая стоимость умыкнутого товара, обратились с жалобой к самому высокому руководителю. Мол, не знает «краёв» новичок, наговаривает на заслуженный люд. Тот вначале встал на их сторону, вызвав Николая «на ковёр». Однако, выслушав приведённые доводы, с мнением согласился. Более того, начал присматриваться к нему и скоро назначил ответственным за весь блок безопасности фирмы. И, думается, не ошибся. Беспокойства эта сторона его бизнеса стала приносить много меньше.

Но не зря, же  народная мудрость ставит на одну линейку «и барский гнев, и барскую любовь». Потому как с ростом зарплаты, существенно скакнула и занятость нашего героя. Появились командировки, где приходилось работать, как говорят, «с колёс», порой не зная местной специфики. Как, к примеру, было в Красноярске.

Сгорел там торговый центр, в котором наряду с добрым десятком фирм и фирмочек арендовала торговые площади и «Вестфалика». Вначале, как водится, разобрались по – свойски. Мол, все вокруг свои и наши. А те, которые «понаехали» — пусть платят. Ситуация, словно по словам некогда популярной одесской песенки «все довольные остались, снова к Зосе собирались, Иванов же прямо в Магадан». Начальство, не долго думая, отрядила на разбор Николая Шенцова. Через некоторое время правовой статус «вестфальцев» переписали. Из подозреваемых – в свидетели. Каким образом? «Исключительно в соответствии с действующим законодательством, — улыбнувшись, произнёс Николай. А если серьёзно, то очень трудно представить, сколько он тогда «перелопатил» всевозможных документов, с каким количеством свидетелей успел переговорить. Которых необходимо ещё и разыскать, и убедить быть откровенным. Надо ли удивляться, что после таких вот результатов, поездки «безопасника» по городам и весям, где имелся бренд фирмы, стали много чаще? Нередко приходилось обнаруживать и всевозможные нарушения. Вместе с исчезнувшими суммами.

В бизнесе же порядки не то, что в родном муниципалитете. Или в какой – либо отрасли, где вращаются бюджетные деньги. Украл или недосмотрел – плати из собственного кармана! И платили, куда денешься. Впрочем, были и более серьёзные последствия, например, в Бийске, заканчивавшиеся и уголовным делом, и, как принято говорить, реальным сроком. Кончилось всё тем, что через некоторое время руководство компании так прямо и говорило своим региональным представителям – не наведёте порядок – к вам приедет Шенцов!

Не удержавшись, интересуюсь, насколько тебе, Николай, приятна вот такая слава? «Думаю, вопрос здесь должен быть другим. Ведь каждый из нас выполняет свою работу. И важно делать её хорошо, не переступая грань закона. А с этим у меня как раз всё в порядке. Ну, а то, что там кто – то думает, так это мне мало интересно. Ведь их беды от одного – от воровства. Почему мы порой возмущаемся рассказами о наших коррупционерах, а сами приворовываем, пусть и в меньших масштабах. Но ведь приворовываем!». Да, действительно, возразить трудно.

Вместо эпилога.

Но вот один вопрос своему сослуживцу задать как – то не решился. Не разочаровался ли он, взглянув с высоты прожитых лет, в правильности выбора профессии? Ведь, наверняка, пойди он сразу же по «милицейской» или там, «прокурорской» стезе, носил бы на погонах другие звёзды. Да и кабинетах других работал. Ведь довольно непросто, попав в другую систему уже зрелым человеком и зная о ней разве что понаслышке, не только в ней удержаться, но и достичь результата.

И, наверное, правильно сделал. Потому как ни в одном произнесённым Николаем слове не чувствовалось ни сомнения, ни тем более, разочарования. А разве можно тогда говорить о потерянном времени, когда каждое прошедшее мгновение служило формированию характера. Настоящего характера настоящего офицера.

Владимир Долгих. Август – сентябрь 2019 года.

Интересное


1 комментарий

  1. Валерий Ефимов:

    С удовольствием читаю написанные В. Долгих повествования. С офицером Шенцовым знаком не был, но прочитав статью проникся доверием и уважением к тому человеку. Обычно интересно читать про знакомых тебе однокурсников, сослуживцев… Но В. Долгих пишет так, что хочется дойти до финала, не пропуская ни строчки: какие удачные аллегории, отступления автора, сравнения и даже аналитика. Вызывает признание и автор и его герои!!! Спасибо за такие статьи, в воспитательном плане это большое подспорье и для потомков описываемых героев и для исторической справедливости в том что Россия стояла и стоять будет пока в ней живут такие как Долгих и Шенцов, простые, крепкие, надежные и ЧЕСТНЫЕ С САМИМИ СОБОЙ И ОКРУЖАЮЩИМИ МУЖИКИ!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *